Про мезоамериканские артефакты, отрывки из записей "воскресных сессий"

Отправлено 27 июл. 2010 г., 10:07 пользователем Don Vertigo   [ обновлено 2 февр. 2012 г., 3:59 ]
Про мезоамериканские артефакты

...Кастанеда сказал, что он хотел сделать для нас карту по случаю предстоящего семинара в Мехико. Он сам не мог поехать туда. Он по-прежнему хотел поехать, но, как он сказал, "энергия очень странная". Он сказал нам, что хотел бы иметь возможность показать нам кое-что, и, "может быть, я оторвусь от дел на достаточно долгое время, чтобы показать их вам и сразу же вернуться... Я буду там анонимно".

Он сказал нам, что Тула находится примерно в 60-ти милях к северу от Мехико Сити. Он сказал нам, что там расположена пирамида с базальтовыми фигурами, известными как Атланты. За ними расположены колонны с нанесенными на них надписями. Он сказал нам, что они нашли чакмул на площади около пирамид и объяснил, что головы чакмул в Туле повернуты лицом влево, в направлении Юкатана, где расположены такие же скульптуры, но повернутые лицом вправо и сделанные из более светлого, "блондинистого" камня. Имеющего вкрапления мрамора. Скульптуры в Туле темнее. Они нашли первую из них на Юкатане, в городе, имеющем название "Чакмул", это и есть причина того, почему они назвали их чакмулами.

По причине того, что они сверху имеют гладкую поверхность, археологи предположили, что это - "курильницы благовоний". Они рассуждали так: "Романо-католическая церковь сжигает благовония, не так ли, поэтому они должны были сжигать благовония. Мы предполагаем, что все везде и всегда одинаково". Но дон Хуан настаивал, что это были не кадильницы, а "подушки", подобные тем, что мы имеем для "сна". Они располагали их в центре живота или на солнечном сплетении для "сновидения". Их глаза "сонны", что использовалось для "видения".

Он сказал нам, что в музее в Туле, справа от лестницы находится голова Бросившего Вызов Смерти. Он напомнил нам, что он встречал Бросившего Вызов Смерти дважды - первый раз в виде мужчины, и второй раз как женщину, и что Кэрол также проводила время с Бросившим Вызов Смерти. Он так же повторил, что Бросивший Вызов Смерти застрял в Неорганическом мире, и, с целью побега, он преобразовал себя в женщину [поскольку женщинам позволено выходить и входить по их желанию], но он был вынужден постоянно быть настороже, чтобы они не могли поймать его снова. Он "не мог поставить охрану и, поэтому, не мог спать", по этой причине фигура имеет кольцо в ноздрях. Он сказал нам, что это было способом оставаться пробужденным - потирая внутреннюю часть перегородки между ноздрями или используя зубочистку. Он нам продемонстрировал это. Это и есть причина, почему этот объект находился в его ноздрях - Бросивший Вызов Смерти не имел права расслабляться. Далее Кастанеда заявил, что это Кэрол. Когда дон Хуан показал ему голову в первый раз "сорок лет назад", он сказал ему, что это была Кэрол. Он сказал: "Посмотри на уши - вершина сгиба сдавлена, так же как и у Кэрол". "Уши все выдают". Он также заставил Кастанеду подержать его палец перед носом головы, где ощущалось, будто фигура дышит. Он осмотрелся вокруг, пытаясь найти, откуда может дуть. Он заявил, что это "действительно меня шокировало".

ругой его друг (возможно Джулиус, или Тони Карам) заметил, что он "не ощущает дыхания, но чувствует что-то, хотя и не ощущает дыхания". Он спросил его, что тот ощущает, и он ответил, что чувствует "нечто подобное электричеству". "О, значит, ты не ощущаешь дыхания, ты чувствуешь электричество!"

В музее есть чакмул, охраняющий эту фигуру. Кастанеда сказал, что если бы мы посмотрели в ее лицо, то поняли бы, что это Рени. Он заявил, что дон Хуан говорил ему, "что появится чакмула, охраняющая Кэрол", что она должна появиться позднее. Также он заявил, что Рени была единственной сидящей около Кэрол в книжном магазине Феникс, когда Кэрол нашла его после того, как она провела во втором внимании десять лет. Т.е. Кэрол и Рени были "навечно вместе".

В Музее Антропологии в Мехико Сити, на Площади Революции, есть статуи Тайши и Флоринды. Он сказал, что они не всегда выставлены для осмотра, иногда их дают взаймы или вроде того, но он надеется, что нам "повезет". Он сказал, что они находятся в Зале Юкатана, который расположен "налево от Залов Долины Мехико и Оахаки". Статуя Тайши темная, и имеет ожерелье вокруг шеи, а глаза глядят вниз. Статуя Флоринды выглядит "прямо как Флоринда" - "ее свирепость с большими зубами, похоже, готовится броситься на вас". Там есть еще и чакмула "блондинка", похожая на Кайли. Также в этой же самой комнате есть что-то, что хранители музея называют "Лючадор" (Luchador - пер.), боксер или воин, но на самом деле это некто, делающий Тенсегрити. Его ноги сложены способом, характерным для специфического "сидячего Тенсегрити".

В экспозиции Паленке (Palenque), в основании пространства, находится Повелитель Паленке - восстановленная могильница, содержащая бывшего короля, который имеет несколько желто-зеленых ожерелий окружающих его грудную клетку, в том самом месте, где маги, по общему мнению, видели пряди на энергетическом теле у того, кто действительно "уплотнил свои нити". Он сказал нам, что иметь ожерелье, висящее там же, где и у этой фигуры, есть "хорошее нормальное состояние". "Замечательное положение - это иметь их не изогнутыми вокруг плечей. Тогда вы действительно собраны и вы не нуждаетесь в чем-либо". Он напомнил нам, что у большинства людей они висят вокруг живота "или, что еще хуже, вокруг гениталий". Он сказал нам: "Если они опустились на уровень пола, скажите: "Бай-бай"; время провести проверку". Он сказал, что некоторые люди имеют одну нить осевшей на плечах, а остальные повисшими на гениталиях, что, как он полагает, справедливо для некоторых из нас.

Таким образом, если он не поедет с нами, приведенные выше описания будут нашей "путеводной картой". Он планировал "зарисовать это", но уже все нам описал - "так что это там".


22 сентября 1996 года, воскресенье, Dance Home в Санта-Монике (с 1 до 3ч. дня)

Присутствовали: Кайли, Талиа, Лоренцо, Грант, Брэндон, Анжелика и Эллис. Также к нам присоединились еще два человека, оба аргентинцы и близкие друзья Кастанеды, который недавно встречался с ним в Версале - П и Б.

Кастанеда начал с того, что показал нам фотографию изображения Джугадора - сидячей фигуры, предположительно выполняющей Тенсегрити, о которой он говорил на предыдущей неделе. Эллис вручил Кастанеде картинку, которую нашел Ланц, как только мы начали. Кастанеда заявил, что там изображен китаец. Кто-то спросил: "Но что китаец делает в Мексике?" Кастанеда настаивал, что в древней Мексике были китайцы, что они "приплыли на лодках, а не перешли Берингов пролив, как утверждают теоретики". Кастанеда объяснял это так: "Мексиканцы в высшей степени этноцентричны и националистичны" - даже более чем американцы - поэтому они не утруждали себя проведением каких-либо исследований в этом отношении, фактически же, "они препятствуют этому".

Он заявил, что мексиканцы находятся под жестким контролем Католической Церкви. Он заявил, что религия "использует в своих целях свойства линейного ума", иначе говоря, ума, движущегося из стороны в сторону, вместо природной циркуляции по кругу; ума, использующего "флаерскую надстройку". Он сказал нам, что если мы составим обзор религиозных доктрин, используя "другой, циркулирующий" ум, то мы "разнесем их в щепки". Но вместо этого мы обычно используем линейный ум. Кастанеда утверждал: "Мы обычно считаем, что причастны к "Реформированию", или же "беспокоимся о недостаточной набожности других"". Он заявил, что у этой сидящей фигуры "великолепная ци". Вы можете видеть, насколько он полон энергии", сказал он, утверждая далее, что эта фигура на картинке была в сидячем положении для Тенсегрити.

Затем Эллис дал ему принесенную мной книгу, в которой была карта Национального Антропологического Музея в Мехико Сити. Он показал нам, где в экспозиции размещены статуи, о которых он говорил, что они представляют ведьм "если вы станете лицом к фонтану, они будут слева, сразу за кафетерием". Как мы определили (по карте), они находятся в "Комнате Майя №10", в которой, он сказал, "у окна стоят Флоринда и Тайша, и иногда здесь же выставляется Кэрол". Статуя Чакмулы в этом помещении, которую Кастанеда называл "Кайли", сидит чуть в стороне от места расположения ведьм. (Когда мы нашли изображение чакмулы в книге, Кастанеда сказал, что это чакмула - не Кайли, что ее чакмула "более зубастая").

В следующей части экспозиции, которую он описал как "Оахакская Комната", хотя, в действительности, она называется "Комната Ольмеков", по словам Кастанеды "вы можете видеть действительно тяжелых людей, погрязших в псилоцибах, с огромными головами". Это прозвучало так, будто он описывал Древних Магов, говоря о них как "слишком много державших в головах, отвратительных, чокнутых и очень тяжелых". Он предположил, что эта комната может быть "слишком" для нас. Он так же обратил наше внимание на круг маленьких желто-зеленых фигурок в этой комнате, являвшихся сновидящими. Кастанеда сказал нам, что дон Хуан однажды заставил его и еще нескольких участников стать в такой же круг, как и эти желто-зеленые сновидящие. (Группа, с которой я отправился перекусить, впоследствии решила, что Кастанеда имел в виду время, когда они искали "энергетический центр Соноранской пустыни"). Итак, они стали или сели в этом распорядке и стали "подталкивать", наконец "нащупав нечто похожее на пузырь, сквозь который", как он заявил, "вы можете смотреть, но не можете пройти". Впоследствии, сказал он, "все они подхватили инфекцию мочевого пузыря. С чего бы это?"

В большой области прямо перед входом в музей, которую Кастанеда называл залом "Долины Мехико", есть предмет, целиком выполненный из обсидиана, описываемый, как обезьяна, держащая чашу. Он сказал, что для магов интересно то, что никому не известно, каким образом был сделан этот предмет. Как он разъяснил: "Вы не сможете разрезать обсидиан - лишь только заточить его осколок для наконечника стрелы, но как же тогда возможно вырезать целиком такого рода предмет, с плавными закругленными поверхностями - это настоящая тайна. Может, они его расплавили? Как можно расплавить обсидиан? Этот предмет отражает "намерение" быть сформированным в столь сложной форме". Предмет этот однажды был украден, но потом найден и снова выставлен, но уже в двойной защитной стеклянной витрине.

Он посоветовал нам пройтись также по всему музею, "хотя осмотр столь большой экспозиции в качестве туристов может иметь эффект переполнения". Он так же намекнул, что "теперь вы имеете достаточно энергии и тишины, чтобы позволить предметам делать странные вещи для вас". Он отметил, что мы можем "видеть вещи", видения, которые мы не можем постичь, и что "эти видения будут продолжать приходить в "сновидение" приблизительно в течение недели или около того". Он объяснил: "До тех пор пока вы не являетесь главными объектами этих сновидений, я хочу слышать о них. Лишь тогда, когда мы становимся центром такого сновидческого видения, оно становится слишком причудливыми". Далее он объяснил: "Если есть только одно "я", то я готов слушать вас всю ночь напролет. Если же появляется два или более "я", я говорю: "Забудь. Чао. До встречи. Это не интересно"". Он посоветовал нам "поддерживать не более чем два "я", если же появится третье - избавьтесь от него!". Он сказал нам, что мы можем теперь сказать, когда имеют место два или три "я". В идеале, "вы должны свести их к одному. И если вы будете способны избавиться и от одного, вы станете "безмолвными".

Он напомнил нам, что один из нагвалей его линии (Элиас), имел привычку либо приносить с собой, либо создавать предметы, идентичные тем, что он видел в "сновидении". По рассказам, сделанные им предметы "работали не так, как они работали во втором внимании", но иногда, похоже, он мог так же непосредственно перенести предметы назад. Это напомнило Кастанеде "существ, подобных треножникам" из одного из миров, и их невообразимо быстрые средства передвижения, возможно, нечто подобное тому, что написано в инструкции к одним движущимся роботам: "Быстрые, Недорогие и Неподдающиеся Контролю". Он намекнул, что "наши ученые могли бы многому поучиться" у этих существ. Кастанеда сказал нам, что действительно хотел бы поехать с нами на предстоящий семинар в Мехико. Он все еще не "получил импульс к движению" от "намерения," - которое он, похоже, спросил. Он пошутил, что, возможно, оно подождет до следующей недели, до четверга, и потом скажет: "Да, ты можешь ехать. Но какого черта?". Это напомнило ему его бывшего агента Неда [Брауна], который был "ужасающим парнем", хотя Кастанеда, определенно, "весьма его любил". Он "тем не менее, обладал действительно хорошими деловыми качествами". Кастанеда сказал нам, что очень часто спрашивал "это" [эмиссара сновидений?] о Нэде, и не получал никакого ответа. Теперь же, спустя годы, он получил "всю ту информацию о Неде, но она пришла не вовремя, и не имеет смысла более".

Затем Кастанеда отметил, что забыл с чего это он заговорил о Неде. Он посмотрел на Тортона и сказал: "Я потерял нить". Тортон сказал ему, "потому что "Голос" не отвечал тебе, когда ты нуждался в информации". Кастанеда отозвался "Да, да", и сказал: "В этот раз все так же" - он опасается, что может не услышать ответ Голоса относительно Мехико, пока уже не будет поздно. Позже, в ходе занятий, он сказал, что если Голос скажет ему: "Езжай в понедельник", все равно это будет слишком поздно. Чуть подумав, Кастанеда сказал: "Хотя нет, все должно быть в порядке", подразумевая, что те из нас, кто останется в Мехико после воскресного семинара, смогут совершить совместную с ним экскурсию. Было похоже на то, что он почувствовал, что для него будет приемлемо поехать в понедельник, но Дэн Лаутон указал на то, что музеи в Мехико закрыты в понедельник, и все снова повисло в воздухе. Франсуа спросил: "Если вы будете там, как мы узнаем об этом?". Кастанеда ответил: "Не беспокойтесь, мы найдем вас. Мы вам позвоним".

Он сказал нам, что дон Хуан часто говорил ему: "Если ты меня ищешь, я буду там". Кстанеда заявил, что обычно смеялся над этим и сомневался в том, что такое может произойти. "Но это срабатывало". Под воздействием определенного давления, вы неожиданно ощущаете, что "я должен увидеть Карлоса!", вы говорите всем "до свидания", и вы меня встречаете. Это работает".

Он сравнил это с тем временем, когда он имел подружку, которую он хотел представить дону Хану. Они отправились в Мехико и пару дней разыскивали его, но так и не нашли. Дон Хуан позже объяснил, что эта женщина "нуждалась в нянечке", и что она могла бы стать круглосуточной заботой Кастанеды, что он мог бы стать ее сиделкой, но у Кастанеды "не было времени на это". Кастанеда также упомянул об образовании в пещере вблизи Cacahuamilpa, о котором он уже рассказывал раньше, образовании, которое находится "в конце цементной дорожки, через несколько шагов по ступенькам вверх, туда, где находится "Бутылка из-под Шампанского". Вы должны смотреть вверх с этой точки." Прежде оно было освещено снизу, но "теперь освещение таково, что вы не можете видеть ее правильно" - потому что источник света находится сбоку. Он утверждал, что если мы будем "намереваться, чтобы освещение изменилось", то все сможем попасть в Cacahuamilpa. Он также заявил, что это прекрасное место чтобы "давать клятвы безупречности" и достигать внутреннего безмолвия. Он сказал, что был там с людьми, которые "не были безмолвными", и особенно упомянул одну личность [может Брюс Вагнер?], которая "продолжала и продолжала думать о своей любовнице Джудит". "Так что это место - не гарантия достигнуть безмолвия", сказал Кастанеда.


к списку статей

Comments