Мой брат - Луна, моя сестра Луна. Мужская часть 1.

Отправлено 3 сент. 2015 г., 3:31 пользователем Don Vertigo   [ обновлено 3 сент. 2015 г., 3:31 ]

Семинар по Тенсегрити Карлоса Кастанеды, Москва, Россия, 19-21 мая 2006 года

Заметки с мужского семинара:

Семинар начался необычно – на платформу в тишине вышли Саша Дергай и Брайан Дебо и начали делать "Спасительный круг". Все ребята постепенно распределелились по залу и долгое время делали этот пасс вместе с ними. Потом Брайан начал считать, и все вместе сделали этот пасс до счета 50. Затем они стали показывать разные отдельные пассы, которые мы учили и повторяли за ними. Через какое-то время нам предложили взять ручки и блокноты и сесть с одной стороны сцены. Все побежали за своими принадлежностями. За это время на сцену вынесли деревянную трибуну.

На сцену вышел улыбающийся Майлс в сопровождении Саши. Майлс зашел за трибуну и начал свою речь:

– Добрый день! – сказал он по-русски, а потом стал говорить по-английски, а Саша его переводил. – Я все хочу выучить русский язык, но знаю только эти слова. А нет! Еще знаю "Спасибо"!

– Эта трибуна такая большая! А я – очень маленький. Так что я лучше выйду к вам сюда.

– Это такая большая честь быть здесь! Карлос Кастанеда говорил нам, что он очень любит Россию. Он не мог приехать в то время, во время своих путешествий, но он говорил, что всегда очень хотел этого. Он бывал в разных странах, но для него русский дух был самый лучший, потому что, несмотря на все те многочисленные изменения и события, которые были в нашей истории, мы сохранили связь с духом. Он приводил пример, как людей в России заставляли отказываться от религии, и потому им пришлось соединиться с самым лучшим, что было в религии, – связь с Духом. Нагваль говорил, что у русских особая и сильная связь с Духом с давних времен.

– Сейчас я хотел бы спросить – для скольких это впервые, такой семинар? Поднимите руки! (Примерно половина была новичков из более чем ста человек) Теперь поднимите руки опытные практикующие. Мы дальше будем делать упражнения в парах. Новички, запомните старых практикующих, чтобы не было пары двух новичков. У нас нет разделения. На каждом семинаре это все идет для обеих групп.

– И еще мы хотели бы представиться. Меня зовут Майлс Рид. Мои соратники и я являемся прямыми учениками Карлоса Кастанеды, Флоринды Доннег-Грау, Кэрол Тиггс и Тайши Абеляр. Все они были учениками дона Хуана Матуса и его компаньонов, которые были наследниками линии мужчин и женщин – видящих древней Мексики с древнейших времен. Те мужчины и женщины видели себя по-другому, чем современные люди. Но в то же время они от них ничем не отличались. Но их интересы были направлены на другое, на те возможности, которые у нас есть, как у человеческих существ. Они исследовали внимание, осознание и восприятие. Одно из определений, которые они дали восприятию – это способность иметь свежий взгляд. Это что-то, что есть у нас всех. Мы называем Карлоса Кастанеду Нагвалем. Так называется человек, который является естественным лидером. Этот термин так же обозначает быть гидом, руководителем. Самому Карлосу Кастанеде нравилось слово – консультант бесконечности, как он сам о себе часто говорил. Те древние видящие говорили, что мы живем на осознании, взятого в долг у этой бесконечности, что мы обогащаем его. И вот этот интерес объединяет нас и тех древних видящих – как мы можем обогатить наше осознание?

– И Нагваль говорил, что первый формальный способ начать говорить об этом – это признать отпуш. ... Это происх. Это не прин.

– Эта область деятельности, на которой мы сосредоточим внимание на этом семинаре. И мы обращаемся с этим с осторожностью и заботой. Это специфическое знание, принадлежащее нагвалям линии дона Хуана, состоящим из 16 поколений, в том числе последним Нагвалям, начиная с Нагваля Себастьяна, Лухана, Элиаса, (Майлс перечислил всех нагвалей линии), дона Хуана и Карлоса Кастанеды.

– И я еще хочу представить Александра Дергая и Брайана Дебо – новое поколение инструкторов магических пассов.

– И так же мы хотим выразить благодарность организаторам этого семинара, мужчинам – Михаилу Легкобыту и Дмитию Ерашову, а так же Татьяне Артамоновой и Татьяне Шашинковой, которые сейчас в другом зале, но пусть наши апплодисменты дойдут и до них. И мы хотим признать тех практикующих, которые приехали издалека, из мнигих стран – Белоруссии, Бразилии, Эстонии, Франции, Германии, Молдавии, Грузии, Литвы, Украины... Ничего не забыл! Ну да, конечно! И, Россия! :)

– Я помню, как был первый семинар в Санкт-Петербурге. Энергия открылась. Мы проводили исследование сталкинга. У русских есть такое особое чувство – движение к цели. Сталкинг вышел на поверхность в 2001 году. Это создало такой поток энергии, по которому мы следуем до сегодняшнего дня. Спасибо вам за это!

– Мы – здесь! И это семинар – для мужчин! Некоторые спросят – почему? Почему женщины отдельно? Мы и с женщинами можем хорошо быть вместе. Но у нас еще будет время, когда мы будем вместе.

– Мы заинтересованы в восприятии, в его расширении. И то в чем мы заинтересованы – это пересмотреть свои идеи о мужчинах, которые мы несем в себе.

– Немного из истории того, как получились такие семинары. Была первая серия таких семинаров, и они были только для женщин. Это почти не случайность. У нас, мужчин, должны были быть силы для такого семинара. И в последнюю минуту было открытие. Те первые практикующие – они проложили дорогу, и мы следуем за ними. Так оно и есть. Мы думаем, что раз мы мужчины, то у нас всегда есть энергия. Мы даем ... с энергией.

– И когда мы исследуем те идеи, которые у нас есть, мы делаем это с легкостью, как настоящие исследователи.

– Нагваль говорил, что мы живем, как в тюрьме. Наше восприятие ограничено. Мы никогда не фиксируемся на том, что такое быть мужчиной. Мы можем критиковать себя, но мы никогда не имеем другого взгляда.

– Вы знаете, какие есть типы реакций у животных на ситуации, в которых они испытывают биологический страх? Одна из них, известная – это убежать. Другая, тоже известная – это замереть, притвориться мертвым. И у человека есть еще один тип реакции – это коллапс, которого нет у животных. И мы поговорим об этом подробнее позже.

– Пожалуйста, подвиньтесь и сядьте поближе, чтобы мы были энергетически плотнее (ребята сидели довольно широко, потом все сели бок о бок). Это время семинара для нас, когда мы будем общаться интимно, но не неформально. Мы будем делать многие вещи динамично, но ведь ни для кого здесь не проблема – запах мужского пота?! (Все смеялись)

– Одно из основных предпосылок видящих древней Мексики, что мы – энергетические существа, и мы живем во Вселенной энергии. Мы – не мужчины и женщины, мы – это что-то посередине. Они говорили, что это наш "багаж", воспринимать себя как "мужчин" и как "женщин". Какое такое неоспоримое качество, которые мы имеем, которое делает нас "мужчинами"? (Была секундная задержка, а потом кто-то крикнул из зала – "член!")

– Да! Член! Как мужчины, мы завоевываем. Мы всегда должны все знать. И если мы не знаем, мы стремимся это узнать любой ценой. Либо мы делаем вид, что знаем. И для нас, как мужчин, знать – это значит контролировать ситуацию.

– Было исследование, проведенное с обезьянами. Перед обезьяной-самцом на столе был с одной стороны поставлен стакан вишневого сока, а с другой – фотография задницы обезьяны женского пола. Как вы думаете, что было выбрано? (Все вместе закричали: "Задница!") Ass! – воскликнул Майлс. – Без вопросов!

– Ок. Потом перед самцом на столе поставили вишневый сок и фотографию альфа-обезьяны, это самец-вожак в стае. Кто был выбран? Альфа!? Да. Это второй вопрос, который нас волнует: "Кто всем заправляет?! Кто всем командует!?" Мы либо подчиняемся, либо стремимся взять контроль.

– Я хочу рассказать свой опыт в том, когда я присоединился к партии Нагваля. Одна из вещей, которая меня поразила – все внимание в его группе уделялось женщинам. Мы, мужчины, были второсортными гражданами. И я был очень разочарован в том, как мужчины могли оказаться в таком подчиненном положении. Я всегда был уверен, что женщины должны нам услуживать. Но в партии Нагваля мы были в самом последнем ряду, всем заправляли женщины. И мне потребовалось много времени, чтобы понять, что эта была целенаправленная стратегия учеников дона Хуана. Это было для того, чтобы изменить потоки нашего восприятия.

– И женщин надо освободить от этих оков, воспринятых социальных теорий. И это должны сделать мужчины. Если женщины себя не освободят, у нас, мужчин, тоже не будет шанса на свободу. И для нас есть цель в том, чтобы быть здесь.

– Я обладаю счастьем быть доктором (врачом). И Фло (Флоринда Доннер-Грау) мне как-то сказала, что мы, мужчины, не сразу стали мужчинами. Когда зародыш развивается в утробе матери, у него нет мужских половых признаков, и он полностью женщина. Но после это отверстие закрывается, и у нас появляется член. Я знал это, когда учился на врача, но забыл. И Фло напомнила мне. Мне не хотелось думать об этом. Но для видящих Вселенная – женская. Мужественность – редкое качество. Только одна четверть имеет отличающиееся мужские качества, да и то это разнообразие небольшое.

– Одна из идей – как мы действуем, как мужчины, по отношению к женщинам. Где мы находимся? Мы пришли сюда как мужчины со всеми нашими историями и идеями. Подумайте! Каким должен быть мужчина? Из всего вашего жизненного опыта... Из ваших сооциальных определений... Возможно, ваши близкие были примером для вас... Возьмите ваши блокноты и запишите. Эти блокноты будут одним из инструментов в нашем исследовании, одним из ваших стратегических средств, чтобы использовать для работы сталкера. Напишите список, самые основные и самые важные качества, чтобы быть мужчиной. Для этого у вас есть пять минут.

Пока писали, Майлс дал еще несколько комментариев.

– Это серия семинаров началась давно. И мы не знаем, что будет дальше, потому что это может быть последний раз.

– Давайте выложим все это на стол. Мы предлагаем участвовать вам более полно. И еще вы можете писать четко и коротко.

Потом он предложил поделиться своими записями. Вот какие были примеры:

Быть главным, иметь женщин (иметь секс), секса должно быть много, быть сильным, иметь много денег, все контролировать, быть властным, быть хозяином, доказывать свое превосходство, иметь свое мнение и отстаивать его, быть смелым, воспитывать детей...

Потом Майлс продолжал:

– Ого! Как много! Наверно, это тяжело быть мужчиной? Женщины думают, что им тяжело, у них свои списки. Но у мужчин тоже, посмотрите, сколько всего есть, какими они должны быть, чтобы быть "мужчинами"!

– Ок! Это был первый уровень – посмотреть, где мы есть. Следующий уровень, на который мы хотим посмотреть – а как должен выглядеть мужчина, чтобы соответствовать определенному образу того, что такое быть мужчиной? Для этого есть определенные физические качества. Большинство из элементов наших списков приходят к нам из нашей личной истории. И давайте обратим внимание на другую сторону – на физические качества, и так же составим список этих качеств, каким должен быть мужчина.

Мы писали, а потом Майлс предложил поделиться своими записями:

Высокий, атлетичный, красивый, короткие волосы, бритый, большие мускулы, широкие плечи, короткие ногти, волосатая грудь, волосатые руки и ноги, сильная шея, выглядеть угрожающе, большой член, низкий голос, ...

– Добавьте в свой список пункты, которые вы услышали и с которыми вы согласны, но их нет в вашем списке. Мы еще вернемся к этому.

– В объявлении было сказано, что мы будем изучать магические пассы по сталкингу, которые пробуждают осознание ритмов и циклов, которые есть в нашем теле, которые есть в мире, снаружи от нас, в земле и в космосе. Это есть эссенция шаманизма – быть посредниками между силами снизу и сверху и уметь общаться с этими силами. Но мы, мужчины... у нас всегда есть план, "Мы так сказали!" Теперь мы хотим научиться ощущать, что мир изменяется, что он текучий.

– Нагваль мне часто говорил: "Будь готов, Чико!" Чико – это такое обращение на испанском языке. "Но только с энергией!" Мы были убеждены, что он обманывает нас, например, когда он брал кого-то другого, а меня нет. Но он не обманывал. Он говорил, что энергию можно накапливать. И нам приходилось самим искать пути, чтобы присоединиться к нему. Нам нужно было иметь твердость и отрешенность. Да, но не надо путать с отрешенностью гибкость и текучесть.

– Женщины... Они имеют менструации, собственные ритмы в их теле. Но у нас, мужчин, тоже вещи изменяются, и происходит сдвиг. Все меняется, даже наше тело. Вот сейчас, когда я тут говорю, сотни клеток в моем теле умерли, и сотни клеток родились и заменили их. Наше тело постоянно вырабатывает разные гормоны. Короткое время – и все это уже обновлено! И если мы будем жить в соединении со Вселенной, мы увидим эти циклы.

– Откуда у нас эта идея? (о том, что такое мужчина) Вы знаете, что у мужчин тоже есть менопауза? Но она существует! Она более незаметна. Нам нужно делать такое особое намерение, чтобы подключиться к этому циклу. Женщинам – легко. Но нам, мужчинам, нужно это сильно намеревать. И нет никакого смысла двигаться дальше, если мы не сможем присоединиться к ритмам Вселенной. И ученики дона Хуана дали нам пасс Луны, как средство исследования себя и своего восприятия в циклах. Мы будем делать это завтра.

– В повседневной жизни большая часть нашего внимания сосредоточена на солнечных циклах, но не на лунных. Чтобы научиться отслеживать лунные фазы – сделайте такие вот бумажные круги, склейте их, и поместите фазы Луны на стены вашей комнаты..., – Майлс показал три белых круга, один черный круг и два черных полукруга. Он продемонстрировал, как полукруги накладываются на белые круги так, что получается два лунные половинки. Обратил внимание всех на то, как расположены картины с изображением Луны на стенах зала.

– Когда вы последний раз имели связь с Луной?

Многие стали переспрашивать, вопрос был не очень понятен. Майлс дал несколько комментариев и переспросил:

– Покажите рукой, в какой стороне сейчас находится Луна?

Люди стали показывать в самые разные стороны. Большинство сидело и ничего не показывало. Многие показывали вверх в небо. Майлс еще раз уточнил вопрос:

– Покажите рукой направление на стену, в какой фазе сейчас находится Луна, в соответствии с картинами Луны, которые размещены на стенах зала?

Вот тут было больше определенности, было несколько групп, которые сошлись во взглядах и показывали более-менее в одном направлении. Но большинство ошиблись.

– Луна находится здесь, – и Майлс указал на последнюю четверть. Мы мало обращаем внимание на Луну и ее циклы. У нас не было консенсуса сейчас в этом вопросе. Обычно нам некогда даже посмотреть на небо. Поэтому мы дадим вам это задание – сделать фазы Луны и развесить их по сторонам света в вашей комнате. Мы это делаем, чтобы исследовать ту часть нашей жизни, котороя обычно не освещена.

– Еще одна тема, о которой мы хотим поговорить – это нижний диск. Это область тела от промежности до пупка. Видящие уделяют этой области повышенное внимание. И чтобы привлечь внимание к этой области, они используют кусок ткани, который они оборачивают вокруг тела на нижней части живота. Это может быть любая ткань, шелк, шерсть, хлопок – главное, чтобы она была мягкая, и телу было приятно. И вид повязки может быть разнообразный – это может быть шарф, платок, обворачиваемая повязка, эластичный бинт, вы можете сами сшить повязку требуемого вида. В нашем энергетическом строении в этой области есть очень много волокон, которые соединяют нас со всем вокруг нас. Эта повязка позволяет активизировать эти волокна.

Майлс задрал свою футболку, расстегнул штаны и показал свою повязку. Саша сделал то же самое.

– Тайша говорила, что такая повязка призывает внимание сюда. Вы можете носить эту повязку под одеждой, носить ее весь день и на ночь снимать. Когда вы сидите, она не должна мешать и сдавливать живот. Она должна быть очень практичной.

– Когда видящие говорят о жизненных центрах, они говорят, что это – места, где собирается энергия. Существует пять основных жизненных центров (Майлс их перечислил, показывая на области тела), и шестой, у женщин, это – матка. Я все время чувствовал, что у нас, мужчин, чего-то недостает. И я все время спрашивал про это у Нагваля. Ион мне ответил, что у нас есть энергетическая матка, и мы можем соединяться с Землей и через Землю добираться до этих качеств и полного восприятия. Нам, как мужчинам, нужно делать такое намерение.

– И я спрашивал Нагваля: "Нагваль! А как же насчет яичек?" Он отвечал: "Нет! Это не подойдет. Они – снаружи тела. Они не считаются энергетическими центрами. Извини!"

– Эта лекция получилась длиннее, чем обычно. Но мы скоро будем делать магические пассы. Мы еще раз хотим предложить вам задать себе вопрос: "Почему мы здесь?"

– Магические пассы приманивают осознание этих ритмов и циклов. Магические пассы – это позиции, которые мы удерживаем, и движения, и мы добиваемся эффекта, даже если человек не является практикующим магом.

– Наша цель, как мужчин, на этом семинаре – это пробудить состояние готовности. Но мы скорее готовность понимаем, как агрессию. Но для нас состояние готовности – это состояние чистого восприятия и чувствования импульсов бесконечности. Магические пассы позволяют нам чуть-чуть сдвинуться от нашей жесткой позиции к текучей, к тому, чтобы видеть то, как говорили древние видящие, как энергия течет во Вселенной. Те видящие говорили, что человеческое существо представляет собой светящийся шар, сферу, кокон с триллионами волокон, и наши волокна внутри кокона могут устанавливаться в соответствие с волокнами вне кокона. Волокна объединяются в пучки, при настройке пучка волокон внутри светящейся сферы с пучком волокон вне сферы происходит акт восприятия. Если пучок волокон смещается, то я уже воспринимаю по-другому. И в нашей энергетической структуре есть такие пучки, которые отвечают за установление этого соответствия. Они называли это точкой сборки, потому что это выглядело для них, как область повышенной светимости, расположенной сзади светящейся сферы на уровне лопаток (Майлс и Саша показали рукой эту область). И видящие увидели, что в процессе роста человека и его социализации его точка сборки закрепляется в одном положении, и мы видим мир постоянным и почти все одинаково. Магические пассы изменяют то, как собираются волокна.

– Нагваль рассказывал, что когда у точки сборки есть сдвиг – это сновидение. Есть сновидения, когда мы сновидим наяву. Например, вы можете сесть и начать созерцать листья дерева. Сначала вы видите это привычным способом – как дерево в целом. Но потом вы начинаете замечать все больше деталей, очертания листьев, переплетение веток, мерцающие тени на стволе дерева, контуры неба в промежутках листвы, звуки, которые вокруг вас... вы погружаетесь всё больше и больше в эти детали... и что-то изменяется в вас... ваша точка сборки изменила свою позицию.

– Вы можете сновидеть кого-то по-другому. Например, ваша девушка или жена все время опаздывает, и вы сердитесь на нее за это. И каждый раз вы ожидаете, что она опять опоздает. И вот вы видите, что она опять опаздывает, и вы ее обвиняете в этом. Но именно вашим намерением вы держите ее зафиксированной в одном месте. И тогда вы можете сновидеть ее другую, вы видите другую возможность, когда она приходит вовремя, а может быть даже раньше вас, и однажды так и происходит, и вы хорошо проводите время вместе. Вы сновидили ее по-другому.

– Чтобы закончить эту лекцию давайте остановимся еще на нескольких вопросах. Наш фокус – сосредоточиться на осознании изменений, осознать, что вещи изменяются, принести наше осознание ритмов. И еще мы исследуем наши действительные возможности. Чтобы видеть энергию, нам необходимо перестать быть мужчинами. Нам нужно приобрести что-то женское. Когда мы встретили Нагваля, он был женщиной...

Эта фраза всколыхнула гул голосов в зале. Майлс дал комментарии:

– Это не значит, что он был женщиной физически. Это значит, что он перестал быть мужчиной. Он отбросил все свои мужские идеи. Он был свободен читать энергию. И мы не знаем, что будет здесь дальше, на этом семинаре. Давайте посмотрим, что произойдет.

Дальше мы все вместе учили пассы. После этого была следующая лекция ...

– Карлос Кастанеда говорил нам, что у нас всех есть очень странное суждение о том, что такое личная сила. И он давал нам такое определение: личная сила – это состояние, когда мы соединены со всем вокруг нас. Когда все внутри стремится чувствовать, и наше существо соединено с чем-то за пределами нас. Это – чувство. Это то, что у нас есть для восприятия в физической и энергетической сущности.

– И следующие магические пассы будут выполняться на матах. Эти упражнения относятся к искусству сталкинга. Когда мы говорим о сновидении, мы говорим, что сновидение – это исскуство сдвига точки сборки. Сталкинг – это его близнец и противоположность. Это как вдох и выдох. Невозможно разделить дыхание. Нельзя делать только вдох, вдох и вдох... Их можно разделить только для того, чтобы говорить о них. И точно так же нельзя разделить сновидение и сталкинг. Сталкинг означает искусство быть конкретным. Сталкер – это охотник за энергетическими фактами. Сталкер задает себе вопрос: Есть ли у меня все энергетические факты этой ситуации? Как я могу попросить о помощи, чтобы вскрыть новые факты и детали? Сталкинг дает связность того, что мы воспринимаем. Нам нужно сконструировать окружающий нас мир. И мы конструируем при помощи информации. Чем больше информации, тем более реальный мир, с которым мы взаимодействуем. Мы, как импрессионисты, точка за точкой рисуем картину мира. Сталкинг – это точно такое же искусство.

– Что часто с нами просиходит? Например, кто-то помещает нас в некомфортное состояние. И мы говорим себе: "Это не моя вина! Он – придурок! Я не уступлю им!" Но сталкер не может так говорить, он исследует ситуацию. Я хотел бы сказать много раз, какие они придурки, но для того, чтобы быть конкретным, я не могу так делать. Сталкер спрашивает себя: А какая моя часть? Что я могу сделать по-другому в следующий раз?

– Как мужчины мы имеем множество идей и несем целую сумку суждений, мы слишком зафиксированы этим. Мы сначала хотим практиковать то, как мы видим самих себя. Мы сейчас будем делать последовательность движений, которые учиники дона Хуана передали нам. Мы посмотрим на наш список того, как мужчина должен выглядеть. Мы постараемся быть более конгруэнтными. Мы сделаем рисунок, потом мы сделаем магические пассы, чтобы подняться над поверхностью этих идей. И потом мы зададим себе следующий вопрос: Кто нам сказал это? И как мы можем перераспределить этот взгляд? И мы соберем еще больше информации, еще больше деталей в этом.

Мы делали форму из 7 пассов. Нам раздали листки с нечеткой зарисовкой мужского тела. Потом мы рисовали свое тело и записывали идеи и воспоминания. Майлс предложил нам взять наш список того, каким должен быть мужчина, соотнести этот список с нашим рисунком, и записать все идеи и восприятия, которые к нам придут во время задания. И еще он просил нас быть конкретными.

После этого нам раздали список вопросов к практике Свидетеля и объяснили, как ее делать. Мы сделали пасс с шестом энергии, на каждого рассказчика дали по 15 минут.

После практики Свидетеля учили форму "Призывание личной силы". Потом объявили, когда завтра будет начало, и первый день семинара на этом закончился.

Второй день семинара

Второй день начался с того, что на платформу вышел Саша Дергай и еще четверо практикующих. Саша спросил, как наше самочувствие, а потом привел несколько примеров наших впечатлений и новых взглядов со вчерашнего вечера. Потом он сошел со сцены, а ребята показывали пассы из серии "Существа в сновидении".

Затем мы повторили форму "Призывание личной силы", мы учили в ней "дневную походку", а саму серию – как движения, которые можно выполнять незаметно днем, например на работе. Комментарии давал Брайан, он называл этот вариант "укороченной версией" формы.

Потом мы все сели перед сценой и была лекция Майлса:

– Доброе утро, джентельмены энергии! Как вы спали? Многие из вас говорили, что они ожидали делать много пассов, но "они заставили нас думать о стольких вещах!" Оказывается, есть столько вещей, о которых можно подумать! Другие сказали, что начали вспоминать многие вещи, о которых совсем забыли.

– Но на самом деле мы здесь для того, чтобы расширять восприятие. У нас есть уникальная возможность встретиться здесь – как мужчины. Действительно!

– У вас есть с собой список? Возьмите его.

Все побежали за своими списками, потом расселись по местам.

– Сталкинг – это искусство быть конкретными. Мы хотим добиться очень большой конкретности в том, что мы делаем. Мы хотим пройти по этому списку, пункт за пунктом, и исследовать, что каждый пункт обозначает. Например, у кого-то в списке может быть пункт: "Быть мужчиной – это быть сильным!" Однако, если мы спросим 10 человек, что это значит, мы получим 10 различных ответов. Например, это могут быть такие ответы: иметь мощные мышцы; иметь большую физическую силу. Но кто-то другой ответит, что это означает сдерживать свои эмоции, не показывать чувства, быть крутым. Для некоторых из нас быть мужчиной – это значит "не сходить со своего места", несмотря ни на что.

– И, возможно, с каждым их этих пунктов списка связана определенная позиция тела. Например, быть сильным – это значит "иметь большие мышцы", то положение тела будет: раздутая грудь, разведенные и напряженные руки..., – Майлс продемонстрировал это. – И я чувствую, что я сильный. И я действую в таком положении тела.

– А, может быть, быть сильным – это быть бесстрастным. И тогда положение тела – зажатое лицо, сдавленная грудь и напряженный живот, мелкое дыхание и внутренний диалог: "Ничто на меня не влияет! Я – мужчина!"

Майлс все это очень наглядно демонстрировал, а мы все смеялись.

– Мы хотим, чтобы вы прошли по этому списку и определили контекст для каждого его пункта.

У нас было 5 минут. Потом Майлс спрашивал нас о наших списках. Приводили различные примеры. После чего Майлс продолжил лекцию:

– Вы заметили, что иногда мы пользуемся заметками. Это для того, чтобы давать очень формальные определения, мы стараемся быть очень точными.

– Сейчас мы будем изучать форму Луны. Ученики дона Хуана говорили, что, согласно древним видящим, существуют различные значения этой формы для мужчин и женщин. Мужчинам она позволяет использовать свои тела революционным образом. Она учит их быть воспринимающими существами, которые воспринимают всем своим организмом. По мере того, как они вращаются с фазами Луны, они погружаются все глубже и глубже в это настроение. Согласно древним видящим, практика этой формы дает двойную возможность мужчинам: первое – это познание циклов, ритмов энергии, что есть что-то большее, чем мы, это возможность прикоснуться к Духу; второе – феномен прямого восприятия. Как мы говорили вчера, это состояние прямого чувствования, приема импульсов бесконечности. Для этого древние видящие использовали Луну, как предмет, пример, обладающий возможностью приема, например, солнечного света, и приема других импульсов из Вселенной, и отражение этого, откуда бы из бесконечности это ни приходило. Так что сначала идет прием, и потом действие. Когда мы входим во внутреннюю тишину, что-то, что находится вне нас, приходит к нам.

– И еще мы можем освободить волокна из нижнего диска. Во время выполнения формы Луны, в одном месте мы становимся на колени и опираемся на землю локтями, и мы погружаем свой нижний диск и волокна в землю, чтобы практиковать слушание из этого положения. Согласно науке в животе существует почти такое же количество нервной ткани, что и в головном мозге, так что ученые назвали это "вторым мозгом". Огромное количество нервных тканей оплетают наши кишки, и эта ткань точно так же способна собирать и обрабатывать информацию – оттуда приходит то, что называется интуицией. Знаете, часто так и говорят: "чувствую животом...", "кишками почувствовал..." Или: "О, я знаю! Мой живот знает! Я чувствую!" Но этот второй мозг не вовлечен в логическое мышление. Он используется не для понимания. Мышление этого мозга устроено так, что он нам напрямую сообщает то, что воспринимает. Он сообщает текущее состояние организма. И маги могут использовать свой второй мозг для восприятия мира вокруг. Нагваль говорил, что связь всегда есть, и если прислушаться, то мы будем воспринимать из бесконечности. И мы, его ученики, были вовлечены в это задание, чтобы приобрести эту способность.

– И мы приглашаем вас присоединиться к нам. Мы следуем за нашей энергией с фазами Луны. Мы исследуем, что подходит лучше всего, пробуем то или другое. И мы используем форму Луны, как способ установления связи с намерением шаманов древности.

– Ученики дона Хуана говорили нам, чтобы мы сделали картонные фазы Луны, повесили их в наших комнатах и в течение дня обращали внимание – какая сейчас фаза Луны и как это связано с нашими ощущениями и состоянием. Завтра мы будем много делать форму Луны и самостоятельно. А сейчас мы выучим форму Луны, в чем нам будут помогать практикующие из Москвы. Но прежде, чем мы начнем делать, давайте послушаем, как это делал один из практикующих.

Майлс пригласил одного практикующего поделиться своим исследованием. Он вышел, сел рядом с ним и стал рассказывать:

"...

Доброе утро. Разрешите поделиться с вами моим исследованием. Моей идеей, суждением, которое я хотел отслеживать, было:

Быть мужчиной означает быть умным, демонстрировать и подтверждать это постоянно и непрерывно.

Новые восприятия, которые я обнаружил, когда я следовал ритмам формы Луны:

В фазе Новолуния я почувствовал, какое это бремя – жить с такой идеей. И я очень много сил потратил и трачу на соответствующее неосознаваемое поведение. Я вспоминал моменты, которые были классными с точки зрения того, как здорово я выпендрился, но которые, на самом деле, вели к истощению и меня самого и других.

В фазе первой четверти у меня был новый взгляд на то, как формировалась в школе моя самоидентификация, как я стремился быть таким же, как все, как родители и учителя хотели от меня, чтобы я хорошо учился и был умным мальчиком, и я стремился соответствовать этому образу, а потом использовал его, что выделиться среди других. Я смотрел на других, что делают другие люди, ребята, искал себя. Тогда я был активистом-пионером/комсомольцем.

В фазе полнолуния я думал о том, что на самом деле очень мало стремился думать на самом деле, не исследовал это. Это похоже на то, что я делал с собранностью – я делал вид, создавал образ, отвечающий требованиям социума, но внутри оставался интеллектуально пассивным и бесцельным, не накапливал знания, в текущей момент делал какие-то дела, а потом все забывал. И еще я осознал, что реально – у меня очень плохая память. Моя жена, например, может помнить, какая была весна в прошлом году, и что мы делали той весной. А я такие вещи забываю, только какие-то особые события остаются в памяти, например, как мы прошлой весной ездили на семинар тенсегрити в Харлем, или летом провели отличный отпуск на море.

Повторяющееся положение тела, в котором я был во всех этих историях, когда я пытался соответствовать этой идее такое:

Ссутуленная спина, сильно сжатый живот, поджатые руки и сведенные ноги, вжатая в плечи голова, приподнятые плечи, напряженная шея, грудь и мышцы спины, дыхание замершее, поверхностное, лицо напряжено, суженные напряженные глаза, взгляд из-под лобья, поджатый подбородок, сведенные в полоску губы, голова чуть выдвинута вперед, учащенное сердцебиение, повышенная температура тела.

И, последнее, в фазе последней четверти я вспоминал, как я рос. Я пробегал в воспоминаниях разные моменты, например, как я добивался определенного положения и статуса среди ребят и в глазах учителей за счет пионерской и комсомольской работы, но не был заинтересован в учебе и учился за хорошие оценки, или как я пошел учиться в институт, чтобы не попасть в армию, и на первом курсе меня чуть не выгнали за неуспеваемость, и думал о том, что хочу пересмотреть все их аспекты и чувства в них, и их развитие вместе с ростом. Я хочу найти новое свое понимание и осознание этих чувств, и их выражение. Вспомнить свою жизнь и найти ценность в ней, то, что дорого сердцу.

Спасибо за внимание.

..."

Потом Майлс дал еще комментарии перед началом выполнения формы:

– Вы можете взять один пункт списка и исследовать его изменение в фазах Луны, либо вы можете пересматривать разные пункты в разных фазах. Попробуйте, что вам ближе. И если во время пауз тишины у вас будут новые взгляды – запишите их в свои блокноты.

Мы делали форму Луны и исследовали свои идеи. Потом на сцену вышел Брайан, он дал короткое резюме того, что мы делали за прошедшее время:

– Вчера вечером мы говорили о сновидении и сталкинге, которые являются дополнением друг к другу. Сталкинг является искусством быть точным, конкретным с тем, как мы живем в мире. И часто – это сталкинг наших взаимодействий с другими. В исследовании сталкинга мы в первую очередь задаем себе вопрос: "В чем наша часть? Какой наш вклад?" И так же здесь мы выполняли выслеживание наших идей, что такое быть мужчиной. И мы делали то же самое при выполнении формы "Призывание личной силы". Мы хотим обогатить наше восприятие. Мы хотим расширить наше восприятие того, "что такое быть мужчиной". Мы хотим включить в рассмотрение более точное определение, как, например, того, "что такое быть сильным". И мы хотим посмотреть на наше взаимодействие, некоторые его стороны, которые мы обычно не хотим видеть. Мы выбирали один элемент из нашего списка, который нас больше всего цепляет, и вспоминали, когда мы это делали, и это не работало.

– Пример: "Мужчина должен знать", "Я – мужчина! Я должен все знать!" Вот мой случай: Я прихожу на собрание в своей компании. Все делают предложения. Я сижу и думаю... Но я же – мужчина! Я "знаю"! Так что то, что я делаю – это тоже делаю предложение: "Я думаю, что отдел логистики должен быть реорганизован!" Все смотрят на меня, как будто я полный идиот. Потом кто-то мягко делает замечание, что, вообще-то, отдел логистики был реорганизован только месяц назад. И я чувствую себя идиотом. Такая моя стратегия не сработала, как мне того бы хотелось. Но прошло время, и все забылось. Как-то я пришел на вечеринку и смотрю – там в стороне стоит Татьяна. Я ждал возможности поговорить с ней целый год. У нее есть такие качества, которые я очень ценю. Я повернулся к ней, чтобы поговорить. И, кажется, она тоже обратила на меня внимание. И у меня родился план. Я принял позу (Брайан ее показал), когда мужчина уже все решил. Я подошел к Татьяне и сказал: "Татьяна! Я собираюсь поехать в Сочи на две недели. Хочу тебя пригласить поехать вместе со мной. Как ты смотришь на это?" И она ответила: "Да!" Потом мы составили детально список того, что нам нужно сделать, кто отвечает за билеты, кто за гостиницу и т.п. И все уже было почти сделано (Брайан потер руки в жесте "Все удалось!") Но за два дня до вылета мне позвонил мой босс и сказал: "У нас есть очень важный проект! И его нужно сделать за две недели!" И я принимаю такое положение тела (Брайан показал: плечи вниз, сам весь ссутулился и сжался, лицо сплыло). Но я же – мужчина! У меня есть план! (И Брайан продемонстрировал другое положение тела). Так что то, что я сделал – это полетел в Сочи и не обращал на Татьяну никакого внимания, потому что все мое внимание было занято мыслями о проекте, работе и боссе. Татьяна смотрит на меня и не понимает. Когда ей надоело то, что на нее совсем не обращают внимание, мы жутко разругались. И хуже всего, что в понедельник, после возвращения, мой босс тоже орал на меня, потому что ничего сделано не было. Но я выполнил свой план! И в таких ситуациях вы начинаете думать, что вы – полный идиот и неудачник.

– Это то, что мы хотим исследовать, в этом заключается наш сталкинг. Мы берем что-то из списка, например, то, что "у мужчины должен быть план", и позволяет историям, связанным с этим пунктом придти к вам. Истории, в которых у вас был полный провал, когда что-то не сработало.

Кто-то переспросил, что конкретно по шагам мы делаем. Брайан повторил:

– То, что мы делаем: первое – берем один элемент из списка; второе – вспоминаем историю; третье – описываем положение тела, связаное с этой историей. Положение тела – это описание, которое вы могли бы дать другому человеку, кто не был в ситуации, но он может принять его, все детали.

Мы сделали эту практику. Потом сделали объявление о перерыве и предложили во время перерыва отслеживать свои идеи, положения тела и вспоминать истории.

После обеда сразу стали делать форму "Объединение сил на мгновение" в парах.

Потом все сели перед сценой, вышли Саша Дергай и практикующий. Они продемонстрировали практику Свидетеля с ситуацией этого практикующего. Саша дал вводные комментарии:

– Теперь мы хотим принести эту энергию сотрудничества в наше совместное исследование. Это является примером настоящего сотрудничества двух воинов в путешествии в бесконечность. Один из них будет беспристрастным Свидетелем. И он может своими беспристрастными вопросами помогать рассказчику исследовать его ситуацию. Мы продолжаем делать это точно так же, как Карлос Кастанеда показывал это нам. Сейчас мы покажем пример практики Свидетеля, и чтобы точно использовать язык, мы будем делать это с помощью наших записей.

Практикующий:

– Мой идеей было, что мужчина должен зарабатывать много денег, и он платит за женщин, когда он идет куда-то с ними, и это не обсуждается. Однажды у меня гостили две знакомые девушки из Нижнего Новгорода. Как-то мы с еще двумя практикующими пошли в кино. А у меня было мало денег, как, в прочем, и всегда. У меня хватало денег только на свой билет. Но я отвел своего друга в сторону и по секрету попросил его занять мне денег. Мы купили билеты, в том числе и для девушек. Но оказалось, что до начала сеанса было еще 40 минут. Мы были голодными, и девушки предложили пойти в кафе. Мой внутренний диалог: "Неужели мне не хватит денег!?" Когда мы заказывали еду в кафе, я читал меню, считал деньги и старался выбрать себе самые дешевые блюда.

Саша задал первый вопрос практики Свидетеля:

– Какое у тебя было положение тела в этот момент? (первый вопрос Свидетеля)

– Плечи вперед, грудь впала, напряжение в основании больших пальцев рук, руки согнуты в локтях, я сижу, ноги на носках, сгорбился, напряжение во лбу. Внутренний диалог: "Неужели мне не хватит денег!?"

– Есть ли еще детали, которые ты можешь заметить? (второй вопрос Свидетеля)

– Я пытался скрыть свое волнение, улыбался, шутил, но все движения были скованные, и было напряжение во всем теле.

– А дыхание?

– Его почти не было, только за счет верхних легких.

– Мы предлагаем, чтобы вы похожим образом делали практику Свидетеля, – обратился Саша к практикующим. – Свидетель следует вопросам на листке. И мы здесь переходим ко второму вопросу: "Что бы ты хотел изменить в своей позиции тела?" (третий вопрос Свидетеля)

– Я бы в первую очередь раскрыл грудь.

– И как меняются другие части твоего положения тела?

– Сразу отводятся плечи назад, и руки расслабляются.

– Что бы ты еще хотел сделать?

– Я хотел бы изменить мимику и расслабить ноги.

– Свидетель помогает Рассказчику найти новое положение тела и новую информацию о положении тела, – дал комментарий Саша в этом месте. – И еще, когда Рассказчик принимает новое положение тела, Свидетель отслеживает и помогает ему сохранить его во время дальнейшей практики. И мы переходим к третьему вопросу: "Есть ли у тебя новый взгляд"?

– Да, есть. Сейчас я четко и явно вижу, что эти мои суждения идут от общего суждения об обеспечении семьи и то, что мужчина не должен терять лицо.

В этот момент из зала один практикующий задал вопрос:

– Когда мы рассматриваем, мы возвращаемся в исходную ситуацию?

– Да, но мы сохраняем новое положение тела. Свидетель всегда может переспросить: "Ты находишься в новом положении тела?"

– Да, сейчас да, – ответил практикующий.

– Какие новые взгляды у тебя еще есть? Было ли что-то в ситуации, что ты должен был действовать как мужчина? (четвертый вопрос Свидетеля)

– Да. У меня еще есть идея, что если мужчина принимает решение, то он действует и реализует намеченное. Он должен выполнить план, потому что он "так сказал". Еще я думал о том, чтобы еще раз занять денег у друга. Я не мог сказать правду, что у меня нет денег. И я не планировал непредвиденные расходы.

– Когда мы ловим часть внутреннего диалога, мы неумолимо возвращаемся в прежнее положение тела, – прокомментировал Саша. – И Свидетель должен еще раз предложить Рассказчику сдвинуться в новую позицию. Потом Свидетель задает следующий вопрос: "Каково было твое участие, твоя ответственность в этой ситуации?" (пятый вопрос Свидетеля)

– Я боялся, что не хватит денег, и мне придется занимать еще, хотя я уже занял. И мое поведение было бестолковым. Я нервничал, и официантку сделал нервной, пока заказывал.

– Да, у другого человека, с которым мы взаимодействуем, точка сборки смещается в такое же положение, и мы получаем ответную реакцию. И следующий вопрос: "Какие другие аспекты и детали ты видишь сейчас и не видел в исходной ситуации?" (шестой вопрос Свидетеля)

– Я сказал девушкам, что заплачу за них.

– И что ты сделаешь по-другому в следующий раз? (седьмой вопрос Свидетеля)

– У меня есть несколько стратегий: выходить из дома с небольшой дополнительной суммой денег; получить банковскую карту, что я, кстати, уже сделал; я могу предложить что-то другое в подобной ситуации; я не должен говорить то, что от меня ожидают; если у меня есть другие планы, я могу открыто сказать об этом; я должен изменить свое представление о том, как я обращаюсь с деньгами в моей жизни.

На этом практика закончилась. Саша сказал, что мы будем делать ее в парах, следуя вопросам Свидетеля на листке.

Мы делали практику Свидетеля.

Потом была короткая сессия, когда нас попросили взять теннисные мячи, и Майлс показывал дыхательные пассы с мячами.

Затем были барабаны. Майлс на платформе сказал, что "... в древности мужчины имели очень сильную связь с Землей, и они пробуждали ее (эту связь) с помощью своих ног. То, что мы будем сейчас делать, живет очень глубоко в нас, и наши тела помнят, как это делать". Мы выучили несколько движений, распределились по залу и делали пассы в движении под барабаны. Второй "шаманский шаг" получился очень быстрый, не все успевали. Но некоторые ребята потом говорили, что это наоборот их очень завело и привело в совершенно необычное состояние.

После этого на сцену вышел Брайан.

Лекция Брайана Дебо

Я хочу рассказать историю, как я первый раз вглянул на своего отца и увидел такой акспект меня, который я не ожидал увидеть.

Это случилось несколько лет назад. Я был в офисе Клиагрин, и там возникла такая идея – передвинуть мебель и сделать небольшой ремонт, чтобы поддержать энергию живой и свежей. Часть этого проекта заключалась в покраске стен. У меня был опыт такой работы. Так что я измерил стены и сделал точный список действий: 1) Помыть стены; 2) Постелить бумагу; 3) Подготовить стены к покраске; 4) Отрезать бумагу по стенам; 5) Наложить первый слой; 6) Сделать следующую обрезку бумаги; 7) Еще раз покрасить стены. Я думал, что я должен всем этим заправлять. И я показывал это своим положением тела. Но у одной из женщин в офисе было возражение. Она сказала, что не надо ждать, когда высохнет первый слой, что можно сразу делать вторую покраску, и это сэкономит время. Моя реакция была: "Ты что, собираешься спорить с моим опытом? Со мной?" Я весь поднялся над ней. И она ответила: "Я жила в нескольких домах, и делала в них ремонт, и там все было нормально, и все эти шаги не нужны. Я ответил: "Послушай меня!..." Но она не обращала на меня никакого внимания. И я очень разволновался. Никто не хотел меня слушать. Я взял и ушел на кухню. Я встал спиной к умывальнику и у меня был коллапс. Я ничего не видел, и мой внутренний диалог крутился вокруг одного: "Я знаю, как делать!"

Следующее, что произошло, было то, что на кухню зашла Рената Мюрез. Она была там, в комнате, и смотрела на всю эту драму. Она некоторое время постояла, рассматривая меня, а потом спросила: "Минуту назад это был Брайан? Кто это был? Может быть, кто-то действовал внутри тебя? Может быть твой отец?" "Нет! Конечно, нет!" – ответил я. – "Я обычно не такой". "Да, действительно..., – в задумчивости произнесла Рената. – Но это должно было откуда-то придти..." Я откинулся, прислонился к стене головой и закрыл глаза. И у меня было воспоминание. Я был в доме отца. Был обед, я сидел за столом и боялся поднять глаза на отца. "Подстриги свои волосы, а не то я тебя убью!" – неожиданно резко сказал отец. Это были не 50-ые годы. С тех пор все изменилось. Но мой отец хотел заставить своего сына выглядеть так же, как он. Он выглядел как венгерский Зорро – узкие глаза и взгляд убийцы. Его вид говорил: "Я здесь главный! Я командую здесь! Делай по-моему!" И он говорил: "Ты не имеешь никакого понятия, как жить, как вести финансы! Ты не сможешь один просто выйти в мир и функционировать".

Это было очень сильно. Я действовал точно так же со своими коллегами. Я не хотел следовать советам отца. И я сделал столько всего в моей жизни, только чтобы не быть на него похожим! Я старался быть его противоположностью, быть анти-интеллигентом. Ему было интересно все знать, и он заботился о хорошем образовании. Я все это отрицал. Я был поэтом, философом, хиппи. И я позволял себе все отрицать. Мой отец – трудоголик, все делал своими руками, придерживался жестких принципов, семья всегда ходила по выходным в церковь на службы. Но я был свободен от любых правил, я думал, что мой отец – такой жестокий диктатор. И тут... не может быть! Я осознал, что я точно такой же!

И затем я снова услышал слова Ренаты: "Брайан...! Вернись! Ты ушел куда-то, но ты мне нужен здесь!" Я открыл глаза. Она подошла ко мне и сказала: "Помести закладку на это воспоминание. И поговори с мужчиной-Свидетелем об этом попозже, потому что о некоторых темах лучше говорить с представителями своего пола".

Вечером я встретился с Майлсом и рассказал ему про случай в офисе Клиагрин и про странное воспоминание. Майлс меня спросил: "Что ты помнишь о словах Нагваля, когда он говорил о мелких тиранах?" Я не помнил, я был занят только собой. Я сказал: "Но Рени... Я увидел, что я был, как мой отец. Я вел себя точно так же, хотя я всегда хотел быть совсем другим, не таким как он!" Майлс ответил: "Позволь мне предложить тебе кое-что. Нагваль дал нам упражнение, в котором нужно записать все мужские качества, которые нас восхищают. И чтобы получить более полную картину, нужно так же записать все качества, которые выводят нас из себя. Давай – когда запишешь, позвони мне по телефону!"

Когда я это сделал и позвонил ему, он спросил: "Ну что? Какие вещи восхищают тебя больше всего?" Я ответил, что для меня это: сильная личность, индивидуальность, умение отстаивать свою точку зрения, умение ее защищать, но в то же время нужно уметь смотреть на вещи с разных сторон. Майлс сказал, что Нагваль говорил, что мы можем осознать, откуда это у нас. И я согласился, что это образ отца, тогда он выглядел круто. Затем Майлс спросил: "А что тебя раздражает больше всего?" Я прочитал свои записи: тот, у кого нет определенной точки зрения; кто жестко видит только свою реализацию плана; кто защищается; кому нужно повторять, что делать; кто расхлябанный и интеллектуально расслабленный; кто становится злым и позволяет себе оказывать давление на других. ... "Отлично! – сказал Майлс. – А теперь возьми этот список и пересмотри самого себя и свою жизнь!"

Я подумал, что это странно. Это все то, от чего я всегда хотел освободиться. Я считал, что отец хотел быть авторитетом в каждой вещи, и у него должен быть контроль, мнение обо всем. Я вспоминал, что все, что мы, дети в семье, получали от него – это постоянная критика и раздражение в наш адрес. У него на все был свод правил и процедур, и все должны были точно следовать его инструкциям. Он всегда был безупречно опрятен и очень аккуратно одевался. И он сдерживал все эмоции, кроме зла и раздражения. Он мог легко стать раздраженным по любому поводу. И я рос, и мне казалось, что вся его злость направлена прямо на меня. Любое прямое взаимодействие обладало такой серьезностью, как будто небо готово было упасть на нас. И каждое действие должно было выполняться точно. Даже чистка обуви состояла из 10 постоянных неизменяемых шагов: помыть водой, почистить, намазать кремом, отполировать... Пока я вспоминал, то подумал, что мне никогда не достичь такого совершества в этом, как у отца. Я не знал, что делать дальше. Я опять позвонил Майлсу. Он предложил еще раз посмотреть на мой список. И он еще раз спросил меня, вспомнил ли я, что говорил Нагваль о мелких тиранах. Я сказал, что это кто-то, кто раздражает нас больше всего. "Не совсем, – ответил Майлс. – Нагваль говорил, что это кто-то, кто бросает вызов нашей идее о том, что мы думаем, кто мы есть на самом деле. Мелкие тираны – это те, кто помогает нам осуществлять сталкинг себя!" "Сталкинг себя? – переспросил я. – Я думал, что ты говорил о том, что я должен составить список того, что раздражает меня больше всего в других!? Что мелкий тиран, это – другой человек!" "Может быть, это не другой..., – сказал Майлс в задумчивости. – Может быть это – ты!" Для меня это был новый взгляд. А Майлс продолжал: "Другие люди раздражают нас больше всего потому, что ты не хочешь увидеть темную сторону "Брайана". Нагваль объяснял, что у каждого из нас есть темная сторона, скрытая, другая, как у Луны. Луна имеет другую сторону, но мы видим и имеем карты только ее видимой части, мы имеем только половину карты. Наше обедненное осознание включает только ту часть, которую мы хотим видеть, и мы не хотим видеть нашу темную сторону. Но она спрятана только от нас, другие люди легко ее видят. Карлос Кастанеда говорил, что путешественник, который идет по пути воина, собирает энергию и делает ее доступной. И у нас огромное количество энергии находится на темной стороне. И еще больше в идеях о том, что такое быть мужчиной! И когда мы говорим о перераспределении, мы говорим об этих запасах".

Мы вспоминили историю, которую Нагваль рассказывал на классах. Однажды он и Кэрол Тиггс обнаружили себя в большом доме, и там был странный мужчина, который посмотрел на Нагваля и сказал: "А почему этот коротышка здесь?" "Как! – вскричал Нагваль. – И в другом мире я должен быть коротышкой? Могу я хоть в другом мире быть высоким?" И он смеялся. Он спрашивал нас, что он мог сделать? Может быть, ему нужно было одевать такие большие ковбойские сапоги на огромных каблуках? Тогда бы все говорили: "Посмотрите на этого коротышку в такой странной обуви..." И он сказал: "Так что мне остается только признать – я небольшого роста!"

Майлс воскликнул: "Да! Да! В своей истории Нагваль демонстрировал то, что он поменял свою темную сторону на светлую! Ты знаешь, какие из самых обидных слов для латиноамериканского мужчины? Небольшого роста и коричневый! Нагваль хранил это секрет, но потом он все выложил. Теперь, какое качество ты хочешь "положить на стол"? Как насчет этого случая в Клиагрин?" Я уже знал, что я не люблю принимать в расчет другие точки зрения. Я признал, что я защищался, как это делал мой отец. Мне нравится говорить другим, что делать. И что для меня нет ничего хуже, чем выглядеть как краснощекий разозленный придурок. И Майлс спросил меня: "И какое положение тела у тебя было в тот момент?" Я ответил: поднятая грудь, руки сжаты в кулаки, суженные глаза... "А потом, на кухне?" – Ссутуленная спина, не чувствую ступни ног, дыхание остановлено, и моя глаза смотрят в пол. Майлс сказал: "Ты можешь посмотреть импринтмент(?)? Наша внутренняя химия может быть настроена так, что в одно мгновение мы идем либо в сражение, либо убегаем. Но есть еще третий вариант – это коллапс. Замереть. Все останавливается, кроме нашего внутреннего диалога. И каждый раз, когда что-то издалека напоминает нам эту ситуацию, мы реагируем предсказуемым образом, чтобы защитить нашу темную сторону". И в моей ситуации я был в такой позиции. Я осознал, что не принимаю никакой критики, и часто в подобных ситуациях у меня случается коллапс. И Майлс продолжал: "Да, в любой последующей ситуации мы замираем, потому что это напоминает нам о том, как мы физически попали в положение коллапса, и какая-то часть нас становится неосознанной. Какие-то области зажимаются в нашем теле! И это – коллапс! Мы отрицаем... пятимся... убегаем..." И тут я понял, что поведение в офисе – оно уже было там много-много раз. Я увидел все свои высказывания из темной стороны. И я признал, что у меня все это есть. Я был моей собственной темной стороной. Я скопировал какие-то части моего отца, и я действовал как он, не осознавая этого.

Майлс мне сказал: "У меня к тебе есть еще одно предложение. Нагваль говорил, что это очень тяжело – перепросматривать, отслеживать себя, если все, что есть – только критиковать себя. Особенно на темной стороне. Кэрол Тиггс говорила, что у Луны есть магическое качество быть в настоящем моменте. Коллапс – это когда мы находимся снаружи настоящего времени и пространства. Наша точка сборки возвращается в положение нашей личной истории, где произошедшее интерпретируется из старых представлений. Выйти из коллапса и вернуться в настоящее время – это то, чему нас может научить Луна".

После этого я захотел переопределить тот способ, которым я видел моего отца, а так же переопределить тот способ, каким должен быть мужчина. То, что я всегда делал – это дистанциировался от моего отца, я хотел быть его полной противоположностью. У меня было много суждений по поводу отца, но я вел себя как мой отец, и я не хотел этого видеть. И тут я обнаружил, что то, отчего убегал – все это есть во мне. Так что я задал себе вопрос: "Что такое быть мужчиной? На самом деле?!" Я хотел получить новый взгляд и пролить свет на свою темную сторону. Я стал практиковать форму Луны. Я брал один из элементов моего списка и перепросматривал его с каждой фазой Луны, и в каждом направлении я сидел на мгновение в тишине, а потом записывал новые взгляды. И однажды новый взгляд вошел в мое существо, и я осознал, сколько всего отец дал мне. Я увидел, что мой отец со временем, ближе к старости, становился все более мягким. И на самом деле он был для меня моделью того, каким должен быть мужчина, его лучшие качества. Некоторые из этих качеств позволили мне следовать моим мечтам: обязательность, целеустремленность, он всегда верил, что все возможно, у него была огромная любовь к человеческому Духу, он сражался и осуществлял свои мечты. Наша семья была очень религиозной, мы ходили в церковь, и я видел, как к нему все хорошо относились. В обществе он шутил, он знал, как это должно быть. И он много делал для общества. Он организовал клуб мужчин, занимался организацией разных событий, собирал фонды, ставил музыкальные комедии, делал разные объявления в городе. Часто он собирал друзей для игры в покер в нашем доме. И он был идеальным хозяином – он давал каждому есть и пить, заботился, чтобы гостям было комфортно. И мне кажется, что я унаследовал некоторые его черты. Он говорил, что "слово человека – золотое!" И он учил меня выполнять свои обещания. Он научил меня быть внимательным к тому, чтобы другие чувствовали себя хорошо. И у меня появилась новая способность смотреть на свое детство. Я осознал, скольких усилий ему стоило, чтобы у нас была крыша над головой. Он заботился о нашей семье. Мы всегда хорошо питались. У нас были бесконечные занятия по любым предметам, любые возможности в обучении. Но мы, дети, никогда не считали, что этого достаточно.

Мой дед считал, что все возможно, если приложить усилия. И это мне позволило работать над собой, стать профессиональным музыкантом и реализовать свои мечты. И это дало мне стимул и удовлетворение. Это дало мне новый способ смотреть на отца, на его человеческие качества, каким он являлся.

На следующий день я пришел в Клиагрин и решил взяться за этот проект еще раз. Я обратился к своей коллеге: "Знаешь! Может быть твой способ лучше! Давай попробуем сделать так!?"

И мы вместе вымыли стены и покрасили их. Потом передвинули мебель и сделали уборку. И, казалось, что все помещение светилось и брызгало энергией.

Спасибо за внимание!

Все в зале апплодировали в этот момент.

___

Вышел Майлс, он тоже апплодировал Брайану, который спустился со сцены. Потом Майлс дал нам задание:

– Мы можем сделать это вместе с вами – отслеживать темную сторону каждого из нас. Возьмите этот список, "что такое быть мужчиной". И по пунктам запишите противоположные определения. И не обязательно сейчас брать весь список, возьмите те вещи, которые "кусают" вас больше всего. И не нужно идти к буквальной противоположности каждого качества. Вы увидите, насколько легче быть конкретным с темной стороной.

– Какие могут быть примеры? "Каждому говорить, что делать" – "Давать свободу"; "Отвечать за свои слова" – "Быть мягким и сдержанным, давать время и не быть зависимым".

Майлс объявил перерыв и пригласил во время обеда порассматривать свои списки и записывать переопределения.

___

Второй перерыв.

___

После перерыва делали "Объединение силы", показывали ребята-практикующие. Потом в круге делали отдельные пассы из "Существа в сновидении", пассы с шагами "по три" и "бросанием мяча".

Потом Саша вышел на платформу:

– Теперь мы хотим еще глубже войти в исследование сталкинга. С Лешей Павловым мы продемонстрируем еще одну историю, и мы будем читать по заметкам, чтобы сохранить точность фраз. Мы повторяем исследование, которое мы сделали раньше и которое подготовили для демонстрации. Потом вы сделаете то же самое. Так что мы хотим найти те истории, где это случилось.

Вышел Практикующий. Нам всем раздали второй листок для практики Свидетеля. Саша задал первый вопрос Свидетеля:

– Давай вернемся к твоей первой истории и вспомним положение тела в кафе. Опиши его. (первые слова Свидетеля)

– Поджатые и согнутые руки, напряженное лицо, глаза, задержанное дыхание...

– И какой твой внутренний диалог?

– "Неужели мне не хватит денег?"

– Затем Свидетель задает свой следующий вопрос: "Из твоего состояния сейчас, есть ли другие похожие ситуации, приходящие из прошого, когда ты был ребенком, где ты видел кого-то, может быть из твоей семьи, кто действовал так же как ты в той ситуации?" (второй вопрос Свидетеля)

– Я вспомнил историю, когда мама купила новый видеомагнитофон. Это было время, когда они только стали появляться и стоили очень дорого. Отец стал возмущаться по поводу новой покупки, а мама стала на него нападать, что он ничего не делает, не зарабатывает денег и т.п. Ее часто повторяющейся фразой было: "Я ишачу, а ты..." Это слово "ишачу" до сих пор стоит у меня в ушах.

– Какое положение тела было у твоего отца? (третий вопрос Свидетеля: "Есть ли какое-либо сходство между твоим положением тела и положением тела, которые ты видел у того человека?")

– Ноги на носках, хмурится лоб, морщины, характерные, когда часто хмурится лицо, поджатые губы, вдавленная грудь...

– Можешь ли ты сравнить положение тела своего отца и свое положение тела в истории в кафе?

– Да, очень похоже.

– Измени положение тела, будь в новом месте. Какой у тебя новый взгляд? (четвертый вопрос Свидетеля)

– Я вижу, как страдал мой отец, и я его копирую. Мне мама часто повторяла фразу: "Ты такой же, как твой папочка!" Я страшно обижался. Когда я чувствую себя неуспешным, я копирую своего отца. Я хотел, чтобы мои родители не ругались, а уделяли мне больше внимания. Из нового положения тела я вижу, что поддержка – это внимание, и это так же другие способы оценки себя.

– Карлос Кастанеда говорил нам, что нужно учиться очень точно обращаться с языком. Мы в детстве себе что-то сказали, а потом несем это через всю жизнь. Мы несем наши детские предпосылки, не проверенную информацию и выводы. То, что он предлагал своим ученикам – это взять то осознание, которое у нас есть сейчас, и перенести его в прошлые ситуации. И если мы скажем новые слова, у нас появится новый взгляд и новые возможности в поведении в повседневной жизни. Практикующий! Теперь, когда ты в новом положении тела и с тем осознанием, которое ты имеешь сейчас, чтобы ты хотел сделать или сказать в той ситуации в детстве? (пятый вопрос Свидетеля)

– Я бы подошел к отцу и дал бы ему понять, как я его люблю. Еще я мог бы спросить его и маму, как они себя чувствуют. У меня сейчас появился новый взгляд, что за пределами финансовой сферы есть много еще областей, где можно получить поддержку.

– Хорошо. Теперь мы повторим эту практику самостоятельно со своими Свидетелями, – обратился Саща к практикующим. – Нагваль говорил нам: "Не верьте мне! Проверьте все сами!" И мы вам предлагаем то же самое.

Из зала один практикующий задал вопрос:

– Я никак не могу вспомнить истории. Что мне делать?

– Если у вас будет намерение, то единственное, что надо – это пауза тишины. Вы можете выразить намерение найти одну из тех историй, возможно, тот первый раз, когда произошла одна из повторяющихся ситуаций. Как Брайан говорил, сейчас мы ищем то, что мы взяли от своих родителей.

– Как вспомнить истории, которые произошли, например, в три года?

– Практика, практика и практика... Нагваль вспомнил себя вплоть до самого рождения. Мы всю жизнь жили, мы все помним... Сейчас у вас могут быть небольшие сдвиги, и вы можете вспомнить недавние истории, например, как у Леши – в 7-8 лет.

– У меня вспомнилась история в 11 лет.

– Ок. Это хорошо. История может быть и в 16 лет. В любом случае это повторяющийся шаблон, который вы можете исследовать.

Мы все вместе делали практику Свидетеля около получаса. Потом делали "Объединение сил на мгновение".

Майлс:

– Может быть, вы уже поняли, что чтобы посмотреть, кто мы такие, нам нужно посмотреть на своего отца. И многие идеи о том, "что такое быть мужчиной", мы взяли у своего отца. Теперь возьмите свой блокнот сталкера и запишите туда ответ на следующий вопрос: "Как я вижу своего отца?" Запишите те основные вещи, которые определяют, какой мой отец? И нам нужно быть очень конкретными. Это – начало нашего совместного путешествия, и мы продолжим его дальше.

Мы записывали свои ответы на этот вопрос. Потом Майлс продолжил:

– Нагваль рассказывал нам историю о своем отце. Он не видел его много-много лет. И однажды он решил навестить его. Он узнал, где он живет. Отец был женат на другой женщине, и у них были дети. Нагваль попросил разрешения и навестил их, он провел в их доме полдня. И он был сильно удивлен, что его отец был так мягок и так сильно любил свою жену и дочерей. Нагваль себя спрашивал – может ли так быть, что это – один и тот же человек? И когда пришло время прощаться, он обнялся со своим отцом и долго держал его в объятиях, а потом сказал его детям: "Я хотел бы, чтобы у меня самого был такой же отец, какой есть у вас!"

Была небольшая пауза. А потом Майлс, у которого светились глаза в этот момент, спросил всех в зале:

– Как вы думаете, что Нагваль хотел сказать в этой истории?

Было много ответов: "его отец не был с ним так мягок"; "его отец изменился"; "он увидел новые качества отца"...

– Нет, его отец никогда не менялся, – ответил Майлс на одну из реплик, потом послушал еще разные ответы и сказал: – Но сам Нагваль изменил восприятие своего отца. И он никогда не видел эту сторону своего отца. И когда мы дети, мы интерпретируем вещи определенным способом, мы смотрим на мир через глаза пятилетнего ребенка. И потом этот взгляд застревает. И мы унесем его в могилу, если не изменим его.

Потом Майлс сказал, что сейчас один практикующий представит свое исследование восприятия своего отца и то, какой новый взгляд на него и их отношения он приобрел. Он представил Мишу Легкобыта, и тот рассказал свою большую историю. Это была очень большая работа, ту, которую он провел. Он настоящий маг-исследователь!

После этого мы делали пассы. И когда на улице уже стало темнеть, Майлс пригласил всех собраться и сесть перед сценой. Ребята пошли, как и раньше, на северо-западную сторону. Но Майлс сказал, что мы сейчас сменим направление, и предложил сесть с северо-восточной стороны. Когда сели, он попросил сесть всех ближе друг к другу, потому что сейчас нам потребуется вся наша объединенная энергия и все наше внимание. И потом была невероятная лекция Майлса, которую я не стал записывать, и которая, действительно, требовала всего моего внимания. Переводил Саша. Воспроизвожу немного по памяти:

– Мы с вами прошли уже много шагов в исследовании, что значит быть мужчиной. И это все то же самое, что делал с нами Нагваль и его соратницы, Кэрол Тиггс, Флоринда Доннер-Грау и Тайша Абеляр. И они нам часто говорили, что это знание принадлежит не им, что они являются наследниками в долгой линии видящих, начавшейся в древние времена, и что все открытия и практики были сделаны теми видящими. И Нагваль не уставал повторять, что мы должны относиться с огромной осторожностью и благодарностью к этим знаниям, если мы хотим принадлежать этой линии. И он демонстрировал это в своих собственных повседневных действиях. И мы тоже хотим обратиться к вам с теми же словами быть благодарными тем мужчинам и женщинам в долгой линии видящих и осторожно и аккуратно относиться к тому знанию, которое вы теперь имеете.

– Когда Нагваль дал мне задание исследовать свои мужские качества, я долго не мог понять, что мне делать. Я ждал точных инструкций. Я составлял список своих мужских качеств, перепросматривал свои истории. Я родился в Аргентине. Мое настоящее имя – ... Моего отца звали – ... (не запомнил). Мои родители были беженцами из Италии, они бежали во время Второй мировой войны от фашисткого режима. У нас была большая семья. Отец много работал и был очень строгий. У меня была очень похожая история – я отрицал и боролся со своими родителями, я ушел из дома, когда мне было 18 лет, и пошел путешествовать по миру. Я побывал в разных странах. Приехал в Европу, много ездил по ней. Одним из моих увлечений был альпинизм, так что я покорил много вершин. Потом я поехал в Америку, ездил по ней, начиная от Нью-Йорка и заканчивая западным побережьем. И вот там, в Лос-Анджелесе, я встретил Карлоса Кастанеду. Когда Нагваль дал мне это задание, я не мог понять, как я могу изменить отношение к своему отцу. Прошло года два. Я делал практику Свидетеля, у меня были новые взгляды. И как-то Нагваль мне сказал: "А не съездить ли тебе и повидаться со своей семьей?" Я был озадачен. Я думал: "Зачем это?" Я думал, что я должен быть независимым воином. Я сказал ему, что хочу принадлежать линии Нагваля. Но Нагваль сказал, что все наши находки должны быть проверены на практике, и лучшей возможности для этого, как встреча со своей семьей, не было. И еще он сказал, что мы не можем избежать принадлежности к линиям наших родителей, и очищение связи с ними – это очищение нашей связи с Духом. Так что я собрался и поехал в Аргентину.

– Когда я приехал, то был удивлен, что дом сохранился в точности таким же, как я помнил его в детстве. Большие деревянные лестницы были все такие же скрипучие. Мой отец постарел и стал мягче. Мы с ним много говорили, вспоминали наши истории. Я увидел много новых сторон в нем. ... Однажды он пригласил меня разобрать книги нашей библиотеки. Он увлекался чтением, и у нас были большие шкафы, в которых хранились сотни книг. И пока мы перебирали книги, он нашел и показал мне книгу, которую написал мой прадед (или дед написал о своей отце – прадеде Майлса). Это была старая книга, в старинном переплете, и ей было очень много лет. Я с трепетом взял ее читать. И оказалось, что история моя прадеда была очень похожей на мою – он тоже ушел в молодости из дома, много путешествовал, тоже любил альпинизм, и, как оказалось, я делал восхождения на многие вершины, что и он. Я увидел многие события в его жизни и многие его качества, которые были и во мне. Я был окрылен. Когда я вернулся в Лос-Анджелес, то сразу встретился с Нагвалем и все ему рассказал. Он меня внимательно выслушал и сказал, что так оно и есть – мы являемся наследниками нашей линии, мы несем в себе память и опыт всех предыдущих поколений, и многие наши качества являются качествами наших дедов, прадедов и так далее по мужской линии. Теперь я понимал то задание, которое мне дал Нагваль. Я продолжал исследовать свою мужскую линию, обнаруживая все новые детали и качества в историях про моего отца, деда и прадеда.

Я был воодушевлен. Я ходил гордый своими находками и чувствовал связь со своими родственниками по мужской линии. И как-то меня поймала в этом настроении Кэрол Тиггс. Она спросила меня, что это я такой надутый? Я рассказал ей о своих находках. Она сказала, что все это очень хорошо, и потом спросила: "А как насчет твоей женской линии?" Ее вопрос меня остановил. Я спросил ее: "А что с женской линией?" Она ответила: "Ты являешься наследником не только по мужской линии, в тебе сходятся линии твоих обеих родителей. Мне интересно, что ты найдешь в этом направлении?" Я чувствовал себя, как в начале пути. Но делать было нечего, и я начал перепросматривать историю по моей женской линии.

Мою мать звали ... Ее мать звали ... и она была уроженкой Германии (?). Отца звали ... и он был француз (?), и он погиб... Они тоже бежали от войны в Аргентину. Они очень тяжело жили в первые годы в новой стране. Моя бабушка умерла, когда моей маме было 16 лет, и той пришлось самостоятельно становиться на ноги. Я исследовал все эти истории и неожиданно обнаружил в себе многое, что меня связывало с женской линией, многие качества, и во мне возникло глубокое чувство уважения к этим женщинам.

Я пришел к Кэрол и рассказал о своих находках. С одной стороны мое восприятие и осознание связи с родственниками в моих линиях значительно расширилось, с другой стороны меня волновал вопрос о том, как мы можем являться наследниками стольких линий, как мне к этому относиться? Я спросил об этом Кэрол. И она ответила, что так оно все и есть – в нас сходятся большое количество линий, несущих разные истории, разные качества, и что лучшее, что мы можем сделать – это быть благодарными всем существам в этих линиях, потому что мы являемся их частью, мы основаны на опыте их жизней, их страстей, намерений, достижений... И что таким образом можно сказать, что, так как я принадлежу линии дона Хуана, то теперь древние видящие линии дона Хуана являются родственниками моих родителей, дедов и бабушек и так далее. Я испытал благоговение перед этой картиной. Единственное, что я чувствовал в этот момент, когда перед глазами проходили лица членов всех линий, которые сходились во мне – это безмерная благодарность и любовь ко всем ним.

Знаете, какое открытие недавно сделали ученые? Они исследовали ДНК человека, и был разработан новый проект, в котором ученые осуществляли сравнение ДНК людей разных народов по всему миру, а так же ДНК, которые были получены археологами при раскопках разных древних городов и поселений. Ученые осуществляли сравнение структуры ДНК и могли с помощью сравнительного анализа отследить, какие народы являются родственными друг другу с точки зрения структуры ДНК, в каких ветвях ДНК разных народов наблюдаются изменения, когда происходили эти изменения в сопоставлении с историческими картами расселения разных племен и народов по Земле. В течение нескольких лет было обработано огромное количество данных и построена картина расселения человечества по Земле с точки зрения изменения структуры ДНК представителей разных народов. И оказалось, что все ветви сходятся к одной точке и одному времени – это было около 100 тысяч лет назад в Восточной Африке. Именно там до сих пор живут племена, структура ДНК которых практически не изменилась с тех пор, и что структура ДНК всех других народов являются вариациями этой изначальной структуры. Так что эти ученые даже выдвинули предположение, что в то время могла существовать одна женщина, которая является прародительницей всего рода человеческого. (То, что написано в этом абзаце – восстановленный текст из разных источников в интернете на эту тему, Майлс немного рассказывал это по-другому, но смысл близкий).

Мы все являемся в определенном смысле родственниками. Когда-то давно произошло разделение линий. Нагваль говорил, что основная команда, данная нам Орлом – это развитие и накопление осознания. И что наша цель – это развитие восприятия. Так что то, что мы с вами здесь делаем – это очищаем связь со всеми нашими поколениями, нашими линиями. Мы учимся видеть нашу принадлежность чему-то большему, чем мы думали до этого. И мы учимся быть благодарными этому, осознавать наши качества и применять это знание в нашей повседневной жизни.

Потом нас всех попросили распределиться по залу. В конце этого дня мы делали форму Луны с исследованием идей по фазам. Потом мы делали форму Луны под музыку, один раз с комментариями, другой раз без них и с музыкой. Мы гудели губами и искали ответ на вопрос: "Что значит быть существом?"

Третий день

С утра Саша вышел с четыремя практикующими, рассказал о наших находках. Потом делали форму "Объединение сил" и больше пассов из "Существа в сновидении".

Затем мы сели около платформы. Вышел Майлс:

– Доброе утро, джентельмены! Это наша вторая ночь. Как спалось? (многие подняли большие пальцы вверх или говорили "Отлично!") В полдень мы встретимся с этими существами с матками. И кто знает, что оттуда придет к нам? И мы уже не настолько уверены, кто мы такие, сейчас. Вы – наша лучшая мужская группа, которая у нас была. У вас есть очень вкусная (delicious – восхитительная) интенсивность, которой вы обладаете.

– Когда я впервые встретился с Нагвалем, я очень странно вел себя по отношению к мужчинам. В действительности, я не очень заботился всеми этими вопросами и практиками, я хотел делать много пассов, мне очень нравилось ощущать эту особенную энергию. Но через некоторое время Нагваль мне сказал: "Что если такую же интенсивность направить на исследование себя?" И он поймал меня, поскольку я был заинтересован в том, чтобы измениться. И я увидел, что практика Свидетеля была более важной, чем мне показалось вначале.

– Поэтому мы направили (здесь, на семинаре) все эти практики на изменение нашего восприятия. Вчера мы занимались тем, чтобы создать толчок точке сборки. Сейчас мы будем консолидировать наши находки.

– Возьмите ваши записи того, как вы видите своего отца. Вы уже составили список того, каким должен быть мужчина, и записали много качеств отца. Что можно добавить? Может быть, за это время вам пришли новые идеи? Или вы услышали здесь новые слова? Вы можете добавить это сейчас к вашим записям. У вас есть для этого две минуты.

Все сидели и писали. Затем Майлс продолжил:

– Ок. Еще одна вещь, на которую я хотел обратить ваше внимание, касается темной стороны человека. Посмотрите на ваши записи и те пункты, которые являются "темными", и запишите их противоположности. Но не пишите в этом списке буквально прямых противоположностей, правильно грамматических противоположностей. Пишите то, что дает противоположное настроение, противоположное чувство. Это может быть другое слово, что-либо, что может быть противоположным по отношению к социальному представлению о том, что такое быть мужчиной. Вернитесь к списку темных сторон мужчины и пересмотрите это.

Мы писали некоторое время, потом Майлс продолжил:

– В древней Мексике шаманы, когда они воспринимали потоки энергии так, как они текут во Вселенной, обнаружили, что язык диктует то, где находится точка сборки. Как мы используем язык? Например, один из вас говорил, что он ожидал такой же интенсивности магических пассов, какая была на предыдущих семинарах, которые он посещал, и здесь он растерялся. И когда мы сказали, что здесь мы фокусируемся на других видах интенсивности, он увидел семинар по-другому и воспринял задания более полно.

– Как мужчинам, нам очень нравится идея интенсивности. Нам не обязательно освобождаться от всех своих идей, но мы хотим расширить наше восприятие. Нагваль говорил, что то, как мы используем язык, может быть тюрьмой или свободой. Мы использует язык определенным образом, практикуем магические пассы... и добиваемся сдвига точки сборки!

– Сейчас мы повторим форму Луны, потому что хотим сохранить некоторое соглашение. Вскоре к нам войдут существа с матками, и мы хотим встретить их во внутренней тишине. Сейчас, по мере практики магических пассов и движения по фазам Луны, мы будем сидеть в тишине и переопределять эти темные стороны того, что такое быть мужчиной. Темные стороны для нас то, что мы обычно не хотим видеть, потому что мы видим это в определенной интерпретации. Но если бы мы могли изменить это, пролить на эти темные стороны свет, возможно, это расширило бы наши возможности восприятия.

– Например, один из пунктов списка такой: "Мужчина должен быть сильным". Может быть, если бы мы писали первый раз, то мы написали бы противоположность – "слабенький". Но никто не хочет быть слабеньким! Если бы мы могли дать другое определение этому пункту... противоположность тому. И это могло бы быть, например: "Быть сильным – это быть безупречным с моей энергией". И это дает мне толчок.

– Другой пример на моей темной стороне: "Быть разумным" (to be wise – благоразумным, мудрым, умным, знающим). Для кого-то быть разумным, это значит иметь финансовый успех. Прямая противоположность этому – "Быть бедным и неопрятным". Но можно написать такую противоположность: "Быть творческим с тем, что у меня есть, и смотреть на возможности выбора".

– Еще одно определение "Быть знающим" – это все знать и контролировать, потому что мужчина должен быть в безопасности и участвовать во всех вещах. И переопределение: "Позволить вещам раскрыться и развиваться", "Давать время, отражать"...

– Мы будем практиковаться со списком темных сторон. И после каждой фазы мы будем делать паузу и искать переопределение. Вы можете взять один пункт и искать для него переопределение в каждой фазе. Вы так же можете в каждой фазе искать переопределения для разных пунктов. И вы будете искать переопределения этим пунктам, чтобы они звучали по-другому и давали вам энергию.

После этого мы делали форму Луны и записывали свои переопределения. И далее опять собрались около сцены, на которую поднялся Саша Дергай.

История Александра Дергая

– Меня зовут Александр Дергай. И я хочу поделиться с Вами своим исследованием того, что такое быть мужчиной и что такое быть существом.

Несколько лет назад я пришел в офис Клиагрин и выполнял там кое-какую работу. Я был напряжен, и мое состояние заметила Рени. Она меня спросила, все ли у меня в порядке? Я ответил зажатым голосом: "Это все мой брат! Его уволили с работы. Он такой бестолковый!" "Это как-то похоже на суждения!" – сказала Рени. "Я действительно так считаю! Это так и есть! Это не мои суждения!" – я никак не мог с ней согласиться. Но она сказала: "Прекрати его судить!" Она сказала это очень мягко и еще добавила, что это поможет ему измениться. Мне это показалось очень сомнительным. "Как это поможет ему?" – думал я. Я спросил Рени, что мне делать, но она ответила, что рецептов нет, и что путь я должен найти сам. Я ходил и все думал об этом, а потом просто забыл.

Прошел год. И у меня опять появились проблемы с братом. Как-то в Лос-Анджелесе со мной заговорила Эйрин. Она – дока в семейных отношениях. Она спросила меня о моих делах в семье. Я ответил: "Нормально. Вот только мой брат... Он снова пьёт, не работает, не интересуется ничем другим, кроме пьянства, ломает двери дома. Мои сестры, с которыми он живет, вынуждены все оплачивать и ремонтировать сами..." Тут я заметил, что мои плечи напряжены, так же как и руки и лицо. Я понял, что мне нужна помощь. "Слушай! – сказала Эйрин. – Это как-то похоже на суждения!"

"Чего они все ко мне привязались!?" – подумал я. Я был абсолютно уверен, что она не права, и ничто не могло меня разубедить. И мое положение тела было: поднятая грудь, я был возбужден, плечи были приподняты и зажаты, дыхание замерло.

Эйрин сказала мне: "Нагваль говорил мне и другим ученикам о странностях нашего внимания. Мы смотрим на мир заранее подготовленными мнениями и суждениями, мы думаем, что "они нам сказали...". Но энергетические факты не могут быть ни положительными, ни плохими. И еще у нас нет никакой памяти о том, что сработало, а что нет, и мы всегда повторяем одно и то же. И самое главное – наши крылья подрезаны. Наше внимание очень избирательно, и точка сборки зафиксирована". Потом она предложила: "Давай сделаем с тобой дыхание!" Я сделал несколько вдохов и выдохов вместе с ней, постарался расслабить тело, моя грудь стала спокойнее. "Теперь, когда мы дышим, – сказала Эйрин. – Посмотри на взаимоотношения со своим братом. Где были подрезаны твои перья?"

И тут короткое воспоминание промелькнуло перед моим внутренним взором – его очень рассерженные и злые глаза. "Боже мой!" – подумал я, и задержал дыхание. Она заметила это и улыбнулась, а потом сказала: "Воин – это путешественник, который хочет найти то, как он вырастил свои крылья, как он нашел себя. Воин смотрит все моменты, где он выращивал свои крылья, и он смотрит, как его линия помогала ему в этом. Делай форму Луны и задай себе вопрос – как твой брат помог тебе вырастить твои крылья?".

"Мой брат? Как он мог помогать мне выращивать мои крылья? Она действительно ошибается!" – думал я. Он уже тогда был плохой. Он убегал из дома, постоянно хулиганил, начинал первый драки. Он вредил моему имиджу. Я всегда очень хорошо учился, и учителя меня хвалили. Но когда они меня спрашивали: "Как дела у брата?" – что я им мог ответить? А когда они продолжали спрашивать: "Ну что же ты ему не поможешь?" – мне хотелось ответить: "Но у меня же все хорошо! Что я ему должен помогать?!" И пока я думал все это, мое дыхание в этот момент замерло, тело зафиксировалось. Я понял, что мне нужно это все-таки сделать. Так что я составил список суждений о брате и стал делать форму Луны.

И однажды во время практики я увидел, что я смотрел на брата как-то странно, не как на человеческое существо, а как проблемную область. Форма Луны дала мне этот сдвиг. Я понял, что я решал "свои проблемы", и совсем не думал о брате. Я испытал дискомфорт... Я попытался вспомнить, когда я заботился о своем брате, но так и не смог.

Я пошел к Эйрин и рассказал ей о своих новых взглядах. Она сказала: "Да, ты никогда не уделял внимания своему брату, не заботился о нем". Потом она добавила: "А теперь узнай у своего брата, как он видит ваши взаимоотношения? Сделай форму Луны и подыши. Позвони ему и спроси, что он видит в ваших взаимоотношениях в детстве, может быть он когда-то рассердился на тебя или обиделся за что-то?"

Я продолжал делать форму Луны, и однажды ко мне пришло воспоминание. Мы гуляли во дворе, и мои друзья позвали меня играть в футбол. Мне было 13 лет, а моему брату было 7 лет. Он сказал мне: "Саша! Возьми меня с собой!?" А я его не взял. И, когда я вспоминал этот случай, я понял, что он очень сильно обиделся. Но нравы в нашей игре в футбол были жесткие, его могли стукнуть, и я не хотел, чтобы меня потом ругали родители.

После этого я позвонил брату. Мы говорили о разных вещах, а потом я рассказал ему, что вспомнил эту историю, объяснил и извинился, что не взял его тогда играть в футбол. Он понял и сказал, что все нормально. Потом он сказал, что тоже помнит одну историю, когда мы в детстве катались на горке на санках. Он тогда сильно упал и ударился из-за меня. Но сейчас он уже не обижен. У него насчет меня не было ничего плохого. И я чувствовал, что он очень тепло ко мне относится.

А мне он был абсолютно безразличен.

Я думал, что мне, как воину, нужно разобраться с этим вопросом. Я понял, что не могу через него переступить.

Я сказал Эйрин, что собираюсь встретиться с братом. Она ответила, что это будет хорошая возможность проверить свои новые взгляды.

Когда я приехал домой к родителям, меня встречали мой отец и сестры, но брата не было. Я спросил: "А где Андрей?" Они замялись и опустили глаза: "Он снова запил". И у меня снова хлынули в голове все мои суждения и жалобы по поводу брата. "Какой я идиот! – думал я, – что он может исправиться!" Но я уже по-другому смотрел на мои суждения. И я чувствовал землю и мой нижний диск, я глубоко дышал. И я внезапно почувствовал любовь к своему брату. Я решил без советов просто выслушать его.

Поздно вечером мы увиделись с ним и разговорились о школе, детстве... И в какой-то момент он вдруг мгновенно изменился, его лицо исказилось, и я даже услышал скрежет зубов. "Ненавижу!" – тихо сквозь зубы сказал он. "Кого?" – спросил я в смятении. "Наталью Андреевну!" – ответил он. Он больше ничего не сказал, но во мне все перевернулось.

Наталья Андреевна была моей первой школьной учительницей в первом классе. Я был лучшим учеником. Она мной очень гордилась. И когда я узнал, что мой брат пойдет учиться в ту же школу и попадет в первом классе к той же учитильнице, я очень обрадовался. Мне было интересно, как он начал учиться. И первую неделю брат был доволен. Я успокоился и не уделял больше этому внимания. Но в конце года я случайно заглянул к нему в дневник и был очень удивлен его плохим оценкам. Я пытался с ним поговорить, но это ничего не дало. И все мое идеализированное представление об учебе брата развалилось. Но то, что я решил – это больше не заглядывать в его дневник и не интересоваться его учебой.

Когда я перепросматривал этот момент, я понял, что Наталья Андреевна ожидала от моего брата такой же успеваемости, как и от меня. Но он не был таким умным. И она стала жестко и требовательно к нему относиться. И родители добавили к этому свое давление. "Боже ты мой! – подумал я. – Если бы у меня было так! Если бы меня так же наказывали и ругали родители, так же как к нему относились соседи!" Я всегда думал только о себе. Меня всегда хвалили и ставили ему в пример: "Вот! Саша! Умный мальчик! Хорошо учится! Спортсмен! Почему ты не такой же, как он?" Ему было очень тяжело.

Я вошел в его внутренний мир. Я не знал, через сколько ему пришлось пройти. И я стал его видеть, как человеческое существо, и почему он так вел себя, а я так. Я стал по-другому смотреть на наше детство. Мама много работала. Родители часто ругались. Отец пил. Я был старший брат, мне приходилось много делать по дому, постоянно помогать маме, ухаживать и защищать брата и сестер. И мне это не очень-то нравилось. И, когда я вырос, я уехал от них учиться за границу.

Когда я вернулся в Лос-Анджелес из своей поездки и вошел в дом, там был полнейший беспорядок, хаос. Я уезжал в спешке и все бросил. Теперь я был уставший, и мне хотелось лечь спать, не обращая на все это внимания. Но я решил все же сделать форму Луны. И пока я делал, я вспоминал свою поездку, и вспоминал брата. И я посмотрел на него совсем другими глазами.

На самом деле он очень искренний, он умеет сострадать любому существу, он очень аккуратный и опрятный, и любит все раскладывать по своим местам, он умеет делать все сам, ремонтировать... Несколько лет назад мне позвонили мои сестры и сказали, что Андрей опять запил, и они просили, чтобы он приехал ко мне в надежде, что смена обстановки поможет ему остановить запой. Он не работал, у них денег тоже не было. Мне эта идея тогда не очень понравилась, но я согласился. Андрей приехал и стал жить у меня. Я был очень занят, уезжал на работу и возвращался вечером. Он днем читал книжки, смотрел телевизор, гулял и отдыхал. По вечерам мы немного общались. Но однажды утром я проснулся и увидел, что вся квартира убрана, ковры выбиты, плита вычищена, все книги аккуратно расставлены по полкам шкафов, и вся квартира сияет чистой энергией, и ощущение пространства в ней стало совсем другое. И я от всего сердца поблагодарил его за эту работу. Он ответил: "А...! Брось! Мне это ничего не стоило..."

Это вспоминание придало мне силы, и я быстро убрался в своей комнате, удерживая это настроение.

И в ту ночь у меня было сновидение. Мне приснилось, что я был дома, и что с Андреем что-то случилось, то ли он попал в аварию, то ли еще что – он был без рук и без ног. Мы несли его. И он постоянно повторял, что, несмотря ни на что, он хочет жить.

Я проснулся и понял, что откупался от него, давая денег, вместо внимания и любви, вместо того, чтобы по-настоящему разобраться в его проблемах. Я потакал его привычкам и поддерживал его шаблоны. Он не становился лучше. А я решаю, как его исправить, сужу его. В его возрасте я точно так же много пил. Но однажды я прочитал книгу Карлоса Кастанеды. Там было написано, что воин может в любой момент выбросить из своей жизни все лишнее, все, что угодно, что это точно так же, как щелкнуть пальцами. Я щелкнул пальцами и прекратил пить. Это для меня сработало. Но мой брат – другой. Ему нужно найти свой собственный путь. И я помогу ему.

Потом я перепросматривал, как мои родители оставляли меня с ним. Я не хотел с ним сидеть, я хотел гулять, заниматься своими делами. Но я боялся родителей. Я водил его в детский сад, кормил. Когда он совсем был малышом, я смотрел за ним. И я понял, что именно так я научился быть ответственным. Я выучил все это к восьми годам. И я использую эти навыки до сих пор.

И Андрей действительно помог мне вырастить мои крылья.

Я вспомнил случай, когда однажды я забирал своего брата из детского сада. Он увидел меня из окна, махал мне руками и смеялся. Он выбежал мне навстречу, и я поднял его на руки. Я чувствовал, что любим, и что я ему нужен.

И за все это я хочу сказать тебе, Андрей, спасибо! Я не оставлю тебя одного! И не буду больше откупаться деньгами. И что может произойти, если мы объединим свои силы? Только небо – наш предел.

Спасибо за внимание!

___

Вышел Майлс, он попросил всех распределиться по залу, взять маты и блокноты. Всех пригласили распределиться по залу с ковриками, снять обувь. Майлс сказал, что "сейчас мы сделаем прагматический просмотр пасса, который мы делали вчера". После этого он давал комментарии (далее в тексте идет как прямая речь), и мы вместе с ним делали эту форму (под номерами пунктов дается короткие названия к пассам).

Потом мы делали вечернюю форму.

В конце выполнения формы Майлс попросил нас записать, какое бы мы могли дать определение тому, что значит быть существом? Нужно было сделать запись своих определений.

Некоторое время сидели в тишине, потом записывали свои находки. Затем опять собрались перед сценой.

___

Майлс спросил:

– Как дела у начинающих? Выжили? Вы смогли следовать более-менее тем вещам, которые мы делали?

– Мы бросаем на вас намного больше, чем может принять ум. Это такая стратегия обучения. Потому что что-то в нашем теле должно придти, различить и запомнить основную информацию. Карлос Кастанеда обучал напрямую по отношению к телу, а не к уму.

Майлс попросил высказываться новых практикующих более конкретно. Первый из них сказал:

– Из того, что было показано, я вообще ничего не запомнил.

Майлс ответил:

– Если ты мне позволишь дать тебе совет... (тот ответил, что да)... то я тебе предложу – верь своему телу! Делай то, пусть немногое, что запомнило твое тело. Это – ок!

Другой новый практикующий:

– Я не чувствую усталости, несмотря на такое большое количество движений. И я испытываю такую разницу ощущений сейчас и до семинара! Можно сказать, что я впервые радуюсь жизни.

Один новый практикующий хотел задать (или даже задал) вопрос. Майлс ответил:

– У нас в конце семинара будет сессия вопросов и ответов, где вы можете задать любые свои вопросы.

Саша улыбнулся и что-то сказал Майлсу. Тот поправился:

– Ну... На самом деле не любые вопросы, но по теме семинара. И не так много вопросов, потому что время у нас будет ограничено. Но готовьте свои вопросы!

Еще несколько новых практикующих высказали свои ощущения и новые взгляды. Далее Майлс сказал:

– И еще мы хотели бы сделать несколько объявлений и предложений. Мы приглашаем вас присоединиться к нам в следующих семинарах: в конце июня в Риме; в первых числах сентября в Лос-Анджелесе, там будет продолжение исследования этой темы семинара; "Первые врата сновидения" в Буэнос-Айресе, Мексике, и, возможно, но не подтверждено, в Лондоне, Эстонии, Киеве, Софии, Загребе; "Сталкинг человеческой формы" в октябре в Филадельфии; "Целостное тело" в октябре в Амстердаме; классы "Встреча с внутренней тишиной" в ноябре в Италии...

Майлса спросили, будут ли классы в России?

– Мы не можем до конца быть уверены, но мы сновидим эту возможность. Мы обещаем вернуться!

– И еще то, что мы хотим сделать – это поблагодарить многих практикующих, которые помогали нам в организации этого семинара. Это ребята, которые показывали пассы, поддерживали нас своими историями, наших музыкантов, мага по звуку и книжного мага (Майлс перечислял фамилии ребят, и мы все вместе апплодировали).

– И мы действительно хотим продолжить то, что здесь было начато. Все только начинается. И как вы знаете, у нас уже были подобные семинары, и их участники присоединяются к опреденному потоку и отслеживанию своих мужских идей. И для этого у нас есть средство – энергетическая публикация, e-mail рассылка. Вы посылаете свои находки, и мы даем задание, как продолжить исследование. Вы можете сделать регистрацию на подписку в интернете или по окончании семинара.

– И еще: Как поместить изображения Луны на стены комнаты? (Майлс достал круги и показывал) Вы можете взять эти круги и просто приклеить их на стенах комнаты по сторонам света. Новая Луна – на юге. Можно сделать карту лунных дней прямо по стенам комнаты. И мы хотим, чтобы это было такое ощущение в той комнате, в которой мы сновидим ощущения цикличности вокруг нас, чтобы у вас было такое ощущение, что Луна сейчас там-то... и что происходит с моими собственными ритмами. И мы хотим смотреть, как соотносится наше состояние с фазами Луны: физическое состояние, способность к концентрации, наша точность, внимание, внимание сновидения... У женщин есть менструальные циклы, у нас их нет, так что нам нужна внешняя помощь, чтобы отслеживать, когда что меняется. И нам, мужчинам, нужно бросить вызов самим себе в отслеживании нашего восприятия.

– Мы можем брать один пункт из длинного списка наших качеств и пробовать исследовать это в наших ритмах. И без ожиданий нырнуть в это, и что-то обнаружить, и использовать помощь Луны таким образом, чтобы находить, как это работает для нас.

– И если вы хотите присоединиться к этому исследованию, у нас есть для вас задание:

Первое: В первом цикле Луны возьмите одну ситуацию, когда вы действовали так, как мог действовать мужчина, и посмотрите – какие к вам приходят новые взгляды на вашу ситуацию в этой фазе Луны? И встретьтесь со своим Свидетелем, следуйте в практике вопросам, которые мы вам раздавали, и найдите новое положение тела, действия, слова и применяйте это в течение месяца. Это – первая часть.

Второе: Во втором лунном цикле возьмите ту же самую ситуацию из нашей темной стороны, то же самое, как в истории у Брайана, что-то, что вы не хотите видеть. И часто это становится более очевидным, когда мы встречаемся с маленьким тираном, тот, кто достает нас, потому что они заставляют смотреть нас на те же самые темные качества, которые есть и в нас, и мы попадаем в состояние замирания и коллапса. И мы делаем то же самое (что и Брайан), мы применяем новые стратегии, новые слова, и смотрим, что получится. Потом снова встретьтесь со Свидетелем. И посмотрите, как поменялось ваше восприятие, как менялись ваши действия? И вот еще – эссенция этого задания: 1) Исследовать, когда мы действовали, как мужчины, и это не сработало; 2) Исследование конфликта со своей темной стороной.

И еще мы пробуждаем чувство текучести.

Мы приглашаем вас написать ваши отзывы и находки до 25 июля, новолуния, на адрес рассылки "Существа в сновидении" с указанием темы: "Мужское отслеживание. Семинар в Москве".

Так же мы говорили о качествах отца, и мы предлагаем вам отслеживать качества вашего отца и вашей линии.

Потом Майлс сказал:

– Теперь мы готовы, чтобы встретиться с существами, у которых есть матка. Когда мы придем в 14-15, то приходите вовремя, потому что у нас будет буквально несколько минут, чтобы установить намерение и настроение.

– То, что мы делали на этом семинаре – это смотрели на свои социальные идеи о мужчинах, а они – о женщинах. И эта встреча – посмотреть за пределы социальных представлений. Это будет такая красота! Слияние двух энергий! И мы хотим сделать еще одну вещь перед обедом: запишите в своих блокнотах, с социальной точки зрения, – что такое быть женщиной? Какие женщины на самом деле?

Мы некоторое время делали записи, потом еще раз нам сделали объявление про время, и все разошлись на обед.

После перерыва все собрались в зале, и Майлс сразу позвал всех к сцене:

– Они нас уже ждут. Мы хотим попробовать встретить их особенным образом. Когда они придут, мы будем делать форму Луны в тишине. Через минуту мы положим маты и нам нужно сделать так, чтобы между матами было расстояние, чтобы они могли пройти и положить свои маты между нашими. Сделайте расчет.

– И мы хотим иметь такую возможность встречи, которая находится за пределами языка. И у нас с вами будут блокноты с нашими списками, что мы думаем о женщинах. Потом мы сядем все в этом направлении (Майлс указал на юго-восток) и будем призывать внутреннюю тишину, и что-то войдет через дверь. Только чувствуйте это. И когда они войдут, давайте будем сидеть в тишине, не разговаривая, не глазея... не делая это, как обычно... не надо...

– И когда мы все соберемся, мы все вместе сделаем форму Луны еще раз в тишине.

– И последнее – получите удовольствие от этого! Enjoy it!

Ребята разошлись по залу и расстелили свои маты. Инструкторы некоторое время ходили по залу, помогая распределить маты так, чтобы было достаточно свободного пространства между ними. Потом они поднялись на сцену, и мы все вместе сделали форму Луны. После чего сели, развернувшись на юго-восток.

___

Женщины пришли сразу же. Они заходили очень тихо и не торопясь рассаживались между мужчинами. Половина женщин не стала проходить в зал и осталась около двери. Наташа Неверова и Лена Шор поднялись на платформу. Они стали руководить дальнейшей практикой, когда мы делали второй раз Луну вместе с женщинами. Нас попросили записать новые взгляды и ответы на вопрос: "Что такое быть женщиной (для мужчин) / мужчиной (для женщин)?" во время практики формы Луны.

Потом нам предложили разбиться на тройки, в которых один из участников должен был быть другого пола. Задание заключалось в том, что сначала мы должны были рассматривать тему, что такое быть женщиной. Мужчины зачитывают свои первые записи о женщинах, а потом новые взгляды. Затем женщины зачитывают свои первые записи, а потом новые взгляды. И в конце мужчины добавляют свои комментарии, что посчитают нужным. После этого в тех же тройках мы менялись, женщины зачитывали свои первые и новые взгляды о мужчинах, потом – мужчины. Так же в тройках мы делали отдельные пассы из серии "Существа в сновидении".

Когда мы выполнили это задание, инструкторы попросили нас посидеть некоторое время в тишине и записать ответ на вопрос: "Что такое существо?"

Затем нам предложили организовать круги, в каждом из которых должно было быть по 9 человек (т.е. три тройки должны были для этого объединиться). Когда это было сделано, инструкторы предложили нам сказать внутри каждого нашего круга то, что мы записали в ответ на этот последний вопрос.

Каждый круг по очереди заканчивал выполнение этого задания и аплодировал. Когда все сделали, мы аплодировали друг другу вместе с инструкторами. Потом собрались перед сценой, нам сказали, что мы собираемся поделиться нашими ощущениями и находками от семинара.

На сцене были Наташа, Майлс, Рени, Брайан. Кто-то из них начал говорить:

– Как вы себя чувствуете? Правда, это было здорово? Какой был у вас опыт?

– Зажглась вся эта область... – сказал один практикующий, он встал и показал на область груди и живота.

Потом по-очереди ребята говорили:

– Появилось ощущение полноты...

– Когда я ждал прихода женщин, мужчины сидели вокруг и были для меня пузырями энергии, желтого с красным цвета. А когда женщины заходили, они были как втекающая вода, синего цвета, которая омывала вокруг камушки-мужчин, как гальку.

– У меня было ощущение, что в комнату проникло что-то текучее, что что-то отличное от нашей мужской энергии проникало и соединялось с ней.

– Мне показалось, что мужчины – очень хрупкие, но очень горячие...

– Когда зашли женщины, тишина стала глубже...

– Я чувствовала мужчин, как ровное статическое напряжение...

– Все практикующие мне виделись как один цветок или как большая светящаяся сфера...

– У меня было четкое ощущение соединения двух миров.

– Во мне было безмолвие, и в области нижнего диска чувствовалась вибрация.

– Когда мы зашли, мужчины были как стержни, и когда мы сели рядом с ними, они расслабились и как растеклись по полу.

– Энергия женщин напоминала энергию Земли – такая же прохладная и мягкая.

– Пока ждали женщин, я сидел и призывал тишину. А потом я почувствовал некоторым образом, что они здесь, я открыл глаза и увидел, что они уже сидят вокруг.

– Я сидел в тишине, как вдруг почувствовал, что заходившие женщины были как волна, электричество, которое тебя захватывает...

– Я чувствовал проникновение друг в друга, мы становились, как одно единое целое.

– Пока женщины заходили, я почувствовал повышение температуры, и у меня по телу пошел жар.

– Я чувствовала входящих женщин, как поток, а мужчины были как сдерживающая сила, останавливающая и уравновешивающая.

– Когда женщины только заходили, это были как ручейки, которые начали втекать в зал, которые потом объединились в поток, в водоворот. А потом это была единая общая энергия.

– Для меня это было в первый раз – чтобы мужчины не оглядывали меня так, как они это делают обычно – сверху вниз...

Иногда, после очередного ответа, весь зал аплодировал. После ответов инструкторы задали следующий вопрос:

– Каждый может сказать о своем опыте объединения. А какой был опыт в тройках? Что для вас было нового?

Практикующие стали отвечать:

– У меня было так, что я чувствовала, как будто мы все в сновидении...

– Когда я слушала о первом взгляде на женщин, я узнавала все эти черты, и мой внутренний диалог был: "Я не хочу быть такой! Я не буду! Кошмар! Каждый день я убираю из своей жизни это, и все еще остаюсь такой же!" Но потом были новые взгляды. Мы прониклись доверием друг к другу. Мне уже было не важно то первое... и у нас были очень теплые чувства. И когда я смотрела на своих партнеров, я не могла понять – это мужское лицо или женское?...

– Когда мы в тройке обсуждали личные взгляды – они сильно отличались, и я чувствовал смешение двух разных типов энергии.

– Когда мои партнеры говорили мне свои взгляды, я чувствовала, что меня словно в кандалы заковывают, и было жалко себя.

Были еще другие ответы. Инструкторы иногда комментировали. В один момент Майлс сказал:

– На мужской части семинара мы просили мужчин находить их социальный взгляд на мужчин и потом на женщин. И теперь мы можем видеть, что они (эти взгляды) уже не так неприложны. Появилась некоторая трещина, разрыв между прежними взглядами и новым восприятием.

Потом были еще вопросы и ответы, после чего всех попросили распределиться по залу и организовать несколько кругов. Мы начали все вместе учить и делать объединенную форму "Существа в сновидении", женщины показывали свои пассы мужчинам, а мужчины свои пассы – женщинам. Потом делали их все вместе, как одну серию.

Затем на сцену поднялись музыканты. Пока готовились играть, Майлс объяснил, что сейчас мы будем делать эту форму под музыку. Эта музыка цыган – народа-путешественника. И в музыке отражено их настроение, их легкий и свежий взгляд на мир вокруг себя. Еще Майлс сказал, что у нас будет четыре группы в каждой части зала, и он попросил всех разделиться и собраться в четыре группы. После этого он сказал, что мы будем по-очереди делать форму существ в сновидении – две группы делают форму, а две другие созерцают их и помогают им определенными хлопками руками, топанием ногами и звуками – и он показал движения рук и ног, и все практикующие вместе с ним и инструкторами тренировались.


После этого была музыка... пение девушек... радость от танцевания пассов... был гром и ливень, который обрушился на крышу зала как раз в момент, когда мы начали танцевать, и дождь танцевал вместе со всеми нами и закончился вместе с последними звуками музыки. 

Comments