Поэзия‎ > ‎

Наше время. Карлос Друммонд де Андраде

Отправлено 20 июл. 2010 г., 7:30 пользователем Oleg Shmyrin   [ обновлено 14 апр. 2012 г., 10:54 ]

Наше время. Карлос Друммонд де Андраде (Бразилия)


Это время разъединенья,
Время расчлененного человека.
Напрасно листаем тома,
странствуем и придаем себе лоск.
Час вожделенный крошится на мостовую.
Люди требуют мяса, тепла, ботинок.
Мало одних законов. Лилии не родятся из законов.
Мне имя толпа.
Я расписываюсь на камне.

Исследую факты, но тебя не встречаю.
Где скрываешься, время, зыбкий синтез, залог
всех моих снов, спящий свет на веранде,
Скрупулезная мелочь ссуды?
Ни один шепоток не взберется ко мне на плечо -
поведать о городе целых людей.

Молчу, ожидаю, загадываю,
вещи, возможно, становятся лучше.
Но какая в них сила в вещах?
Но я-то не вещь, и я восстаю.
Ищут русло во мне слова,
хриплые, жесткие,
гневные и упругие.
Но столько дней пролежали они под спудом,
что взрываются через силу
и почти потеряли смысл.

Это время, когда я молчу.
Время смерзшихся губ, бормотанья
недомолвок, оглядок на углу,
время всех моих чувств в одном:
за тобой следят.

Это время коричневых штор
и бесцветного неба, это время политики -
в яблоке и в святыне, и в любви
и в неприязни, в обузданном гневе,
и в разбавленном джине,
в подведенных ресницах,
в зубах из пластмассы,
в изломах речи.
Уравновешенность
- ее мы провозглашаем.
В любом переулке, на каждой стене - политика,
пташки поют осанну в небесах пропаганды.
а в комнате, за четырьмя стенами,
- ухмылка и грязный воротничок.

Вслушайся в упоительный час обеда.
Конторы внезапно пустеют
рты всасываются в море мяса, овощей, витаминизированных пирожных.
Рыбы прямо из океана выпрыгивают на тарелки.
Голодные катакомбы рыдают супами.
Глаза механического динозавра влажнеют.
Кормитесь бумажные руки.
Это время обеда.
А впереди еще время любви.

Постепенно конторы заполняются снова,
и грандиозное дело запускается в ход.
Толпы пересекаются с ним, не замечая:
оно без плоти и крови. Вот обернулось
трамваем, рефрижератором, телефоном,
самолетами в небе и из твоей души
извлекает проценты.

Вслушайся в упоительный час возвращенья.
Мужчина, опять мужчина, женщина, ребенок, мужчина.
Брюки, сигара, шляпа, юбка, юбка, юбка, мужчина, женщина, мужчина,
мужчина, женщина, юбка, мужчина.

Им кажется
- что-то их ждет.
Они молчат, растекаясь шагами и ускользая,
рабы дела
Представь. Возвращаешься. Призрачный город.
Вечер. Угасшие стены. Представь.

Вслушайся в крошечный час возмещенья.
Чтенье, бар, казино, прогулка на берег,
тело с телом, потом обмякло,
а в голове неудобные мысли раба.
Ворочается, скрипит, вздыхает и постепенно
зарывается в прошлое и признается себе,
что важнее всего - уснуть.

Comments