Предисловие Карлоса Кастанеды к испанскому изданию Флоринды Доннер

Для книги Флоринды Доннер «Бытие в сновидении», которая вышла в мексиканском издательстве — «Ser En El Ensueño», Кастанеда написал эксклюзивное предисловие:

ПРЕДИСЛОВИЕ

Флоринда Доннер является ученицей дона Хуана Матуса, искусного колдуна из мексиканского штата Сонора. А также, вот уже двадцать лет, она моя коллега этом обучении. Из-за своих природных талантов, дон Хуан и две ведьмы, его соратницы — Флоринда Грау и Зулейка Абеляр — давали ей инструкции особого характера. Все втроем они обучали Флоринду Доннер в качестве «сновидящей», развив у нее контроль «сновидческой внимательности» до чрезвычайно высокого уровня. 

Согласно учению дона Хуана Матуса, колдуны древней Мексики практиковались в двух видах мастерства: мастерство выслеживания и мастерство сновидения. Практика в том или ином мастерстве определялась в соответствии с врожденными способностями у каждого практикующего колдовство. Сновидящими становились те, кто обладал способностью удерживать в элементах обычного сна то, что колдуны называли «сновидческой внимательностью» — особым аспектом сознания. В выслеживатели годились те, кто обладал врожденной склонностью к так называемой «выслеживающей внимательности», другим особым состоянием сознания, которое позволяет в любой ситуации повседневного мира выявлять ключевые элементы. Удерживая на них свое внимание, они могут их изменять, либо помогать оставаться неизменными.

Проводя свое обучение, дон Хуан Матус всегда ясно давал понять, что идеи древних колдунов остаются в силе и в сегодняшние дни, и что современные колдуны по-прежнему делятся на две такие группы, согласно традиции. Поэтому, в своем обучении он старался привить ученикам идеи и практики древних колдунов через упорно повторяющиеся тренировки и железную дисциплину. Идея колдунов состоит в том, что фиксируя элементы в обычных снах, можно достигать такого сновидческого внимания, когда эти сны тут же трансформируются в сновидения. Для колдунов, сновидения — это не только состояния сознания, а что-то типа шлюзов, открывающихся в другие реальные миры, но миры чуждые рациональному мышлению современного человека.

Впервые услышав от дона Хуана о мастерстве сновидения, я спросил:

— Вы имеете в виду, дон Хуан, что колдуны принимают свои сны так, как будто они происходили в реальности?

— Колдун ничего не принимает за что-то другое, — сказал он. — Сны — это сны. Сновидения — это не то, что можно принимать за реальность: сновидения реальны по-своему.

— Как это так? Поясни мне.

— Тебе нужно понимать: колдун не идиот и не психически больной человек. У колдуна нет ни желания, ни времени чтобы обманывать себя или кого-то другого, не говоря уже о том, чтобы упражняться во лжи. Он слишком много потерял бы тогда. Он утерял бы свою последовательность жизни, которую требуется совершенствовать на всей ее протяженности. Колдун не станет тратиться на что-то большее, чем его жизнь, принимая одно за другое. В сновидениях у колдуна реальным является то, что он может действовать в них преднамеренно. Он может выбирать из множества разных возможностей именно то, что лучше всего подойдет чтобы продвинуться туда, куда нужно.

— Хотите сказать, что сновидения настолько реальны, насколько реально то, что мы делаем вот прямо сейчас?

— Если тебе нравится сравнивать, то сновидения, пожалуй, даже еще реальней. В них у нас имеется сила изменять природу вещей или изменять ход событий. И все же это не так уж и важно.

— Что тогда важнее, дон Хуан?

— Игра восприятия. Сновидения или выслеживание означают собой расширение того поля, которое можно воспринимать, вплоть до тех мест, что непостижимы для разума.

По мнению колдунов, вобщем-то мы все обладаем природным даром сновидящих и выслеживателей. Многие из нас считают что обрести контроль над сновидческой или выслеживающей внимательностью довольно легко, и мы проделываем это так ловко и естественно, что большую часть времени не осознавая что совершаем. Такого рода примером является история подготовки Флоринды Доннер. Ей потребовались годы тяжелых усилий, не сколько для того чтобы обрести контроль над сновидческим вниманием, сколько для того, чтобы прояснить свои достижения как сновидящей и интегрировать их в линейное мышление нашей цивилизации.

Как-то Флоринду спросили, зачем она написала эту книгу. Она ответила, что ей необходимо было рассказать о своих переживаниях в самом процессе, то есть о настройке и развитии сновидческой внимательности с самого начала и до конца, чтобы по крайней мере заинтриговать или побудить интеллектуальный ум у тех, кто заинтересовался и воспринял всерьез утверждения дона Хуана Матуса, касающихся безграничных возможностей восприятия.

Дон Хуан считал что во всем мире не существует, а возможно никогда и не существовало другой такой системы, как у колдунов древней Мексики, которая вполне заслуженно придает восприятию такую прагматичную ценность.

КАРЛОС КАСТАНЕДА

Comments